Искусство, коммерция и сломанные замки

Избранное

На этой неделе Cosmoscow, единственная на сегодняшний день ярмарка современного искусства в России, опубликовала свою программу и полный список участников. Ярмарка, которая в этом году пройдет во второй раз (дебют состоялся в 2010-м, в бывшем доме Baibakov Art Projects на Красном Октябре), пройдет с 19 по 21 сентября в московском Манеже. Под руководством нового директора Сандры Недвецкой и директора – основателя Маргариты Пушкиной Cosmoscow представит 26 галерей со всего мира. В их числе — Парижская Campoli Presti (которая привезет одного из наших фаворитов, Даниеля Лефкура), Миланская Massimo de Carlo, Нью-Йоркская Michael Werner и Beck and Eggeling из Дюссельдорфа, которые представят работы Алеши (Aljoscha) художника из Украины. Среди участников множество российских галерей и фондов. Так, Риджина покажет Павла Пепперштейна и Семена Файбисовича, XL представит группу «ЗИП» и лауреата премии «Инновация» Ирину Корину, а фонд V-A-C презентует совместную с Музеем современного искусства Антверпена программу по поддержке молодых российских художников.

Несмотря на то, что Cosmoscow – ярмарка относительно скромная по масштабу и числу участников, тот факт, что она происходит в принципе – уже достижение. Арт – Москва, старейшая российская ярмарка современного искусства, в этом году вообще была отменена. Организаторы ссылаются на комплекс проблем, включая политическую ситуацию в стране, финансы (если бум рынка искусства и происходит где – то, то точно не здесь) и, конечно, цензуру.

"Горизонт" Эрика Булатова (1971-1972)

Параллельно с Cosmoscow на -1 этаже Манежа пройдет выставка Эрика Булатова (открытие – 9 сентября), первое шоу художника на родине со времен масштабной ретроспективы в Третьяковской галерее в 2006-м. 81 – летний художник, давно проживающий в Париже, покажет как новые работы, так и картины и иллюстрации из более ранних периодов его 60-ти летней карьеры. Ключевой работой выставки станет «Картина и зрители» (2011-2013), — ответ Булатова на «Явление Христа Народу», хрестоматийный шедевр Александра Иванова. Маcштабные полотна Булатова с лозунгами и символами власти, «зависшими» на фоне пустых пейзажей, дискредитируют идеи пропаганды и утопии, а значит им самое место у кремлевских стен.

Дом Мельникова

Дом Мельникова

Если Манеж явно ждет удачный сезон, то для московского Дома Мельникова осень, наоборот, началась прискорбно. В последние несколько недель в шедевре конструктивизма происходят странные вещи. Например, рейдерский захват. В конце августа представители Музей Архитектуры им. Щусева попытались силой попасть в здание в Кривоарбатском переулке, чтобы начать процесс инвентаризации и реставрации для превращения просто дома в дом – музей. Пришлось даже взломать и поменять замки и выбить историческую раму. По крайней мере, именно так описывает ситуацию внучка архитектора Екатерина Каринская, которая является смотрительницей дома и живет в нем с 2006-го года. Ей же принадлежит 1/8 здания – факт, с которым категорически не согласны в МУАР. Двери были взломаны пока Каринская была в отъезде, однако с тех пор она смогла пробраться в дом и забаррикадировалась внутри, отказываясь выйти пока не будут выполнены ее требования по реставрации здания.

Дом, построенный в 1929 году, находится в плачевном состоянии и требует срочного ремонта, как снаружи так и внутри. Судя по всему, реставрация здания снова откладывается на неопределенный срок.

Война и мир, или преступление и наказание

Избранное

Новости о российском искусстве в последние две недели напоминают попеременно то судебную, то криминальную хронику.

Начнем с арт — группы «Война». Уже больше года лидер группы Олег Воротников (он же «Вор»), объявленный в международный розыск российскими властями, скрывается в Италии без документов вместе с женой Натальей Сокол («Козой») и детьми Каспером и Мамой.

Две недели назад, ситуация приняла неожиданный поворот: на сайте «Войны» появилась информация о том, что Воротников был избит в Венеции, арестован итальянской полицией, отправлен в тюрьму, и теперь ожидает решения суда об экстрадиции в Россию.

Вор, Коза, Мама и Каспер

Вор, Коза, Мама и Каспер где — то в Италии

Что именно произошло в Венеции, как водится, не совсем понятно: Коза утверждает, что на нее и Воротникова напали вооруженные железными трубами и кирпичами соседями по венецианскому сквоту Ex Ospizio, в котором они проживали несколько месяцев. У сквоттеров, судя по этому посту в Facebook, другая версия: вооруженный топором Воротников напал на них, а потом «сдал» объявившейся на месте происшествия полиции, сообщив, что в сквоте торгуют наркотиками.

Вне зависимости от обстоятельств, эта бытовая драма могла иметь очень весомые последствия для Воротникова: в случае экстрадиции, в России ему будут предъявлены обвинения в оскорблении представителя власти и применении силы по отношению к представителю власти. К счастью, на этот раз все обошлось: вчера Итальянский суд принял решение позволить Воротникову оставаться на территории Италии, отпустив его под подписку о невыезде. Теперь ему нужно два раза в неделю отмечаться в местном полицейском участке и, видимо, избегать неприятностей.

"Свобода" на Малом Конюшенном мосту

«Свобода» Павленского  на Малом Конюшенном мосту

В Санкт – Петербурге еще одно судебное дело, касающегося российского художника, закончилось не так плохо, как можно было ожидать. На прошлой неделе Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга решил, что художнику и активисту Петру Павленскому все же не придется проходить психолого – психиатричкскую экспертизу, о которой ходатайствовал Следственный комитет РФ. Напомним, что Павленский находится под следствием за февральскую коллективную акцию «Свобода», в ходе которой художник и несколько единомышленников соорудили баррикады из горящих покрышек на Малом Конюшенном мосту в Санкт – Петербурге в знак поддержки протестов на Майдане. К слову, Павленский был признан психически здоровым уже трижды за последние два года – в последний раз он проходил проверку в ноябре 2013-го, после участия в акции «Фиксация», в ходе который он прибил свою мошонку к брусчатке Красной Плошади.

Тем временем, у Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной, без упоминания которых не обходится не один материал о  перипетиях художников в российских судах, дела обстоят как нельзя лучше. Американская пресса сообщает, что участницы Pussy Riot были замечены на съемках  сериала “Карточный Домик»  и должны появиться в третьем сезоне шоу. Видимо, политический активизм и политические телешоу с Кевином Спейси ближе, чем нам казалось когда — то.

Другие новости

Избранное

В последние несколько недель Россия попадает в газетные заголовки по причинам, которые оставляют желать лучшего. Ситуация в культуре, к счастью, несколько иная: прошедшая неделя была богата на события в сферах, которые традиционно считаются «нашим всем» — балете и авангардном искусстве.

Легендарная выставка 0,10, воссозданная в Tate Modern.

Легендарная выставка 0,10, воссозданная в Tate Modern.

16-го июля в лондонской Tate Modern открылась выставка Малевич: Революционер Русского Искусства – первая крупная ретроспектива художника за долгие годы, плюс – первая ретроспектива в Великобритании.

Tate Modern проделал колоссальную работу и смог собрать по частным и музейным коллекциям работы, полноценно представляющие 30-летнюю карьеру художника и его путь от ранних изображений сцен религиозной и крестьянской жизни до супрематизма и обратно к фигуративному искусству.

«Черный Квадрат» – версия 1923-го года – лежит в основе экспозиции: по единственной сохранившейся черно – белой фотографии кураторы Tate воссоздали легендарную «Последнюю Футуристическую Выставку Картин 0,10», ту самую, на которой в 1915-ом года «Черный Квадрат» был показан впервые, в углу комнаты, на месте, традиционно отведенном для икон. Британская пресса уже называет ретроспективу Малевича одной из самых сильных выставок года , и мы не можем не согласиться. Cтоит заметить, что Tate давно оказывает серьезную поддержку русскому искусству, подтверждением чему, например, служит специально созданный комитет по  закупке произведений искусства из России и Восточной Европы, в который входит Мария Байбакова.

Холберг на сцене Lincoln Center. Фотография из Инстаграма Дэвида Холберга.

Безусловно, сейчас не самый простой период в американо – российских политических отношениях. Однако вечер в честь Дэвида Холберга, первого премьера Большого Театра американского происхождения, прошедший 17-го июля в нью–йоркском Линкольн — Центре, cтал нейтральной территорией, где торжествовало искусство.

Впервые а истории Большой привез в Нью-Йорк не только свою легендарную балетную труппу, но и оркестр, оперу и хор для двухнедельной серии выступлений в Линкольн — Центре.

32-х летний Холберг попал в Большой по приглашению Сергея Филина в 2011-ом. Последующие годы, омраченные нападением на Филина и последующими скандалами, окружающими театр, были не самыми простыми для американца. Однако он вышел из них более сильным танцором – как технически так и эмоционально – доказательством чему послужило блестящее выступление Холберга в партии принца Зигфрида в балете Лебединое Озеро, который в тот вечер был представлен на сцене театра им. Дэвида Х. Коха.

За трехчасовым выступлением  последовал званый ужин в ресторане Lincoln, организованный Марией Байбаковой  вместе с Яной Пил, Ингой Рубинштейн, Насибой Адиловой, Анной Николаквской и Мирославой Думой. Откроем все карты: Baibakov Art Projects является cоветником Lincoln Center Global, отделением Линкольн – Центра, который занимается международным культурным развитием и  консультирует лидеров в разных областях искусства по всему миру – и мы этим очень гордимся.

Ужин, гостями которого стали художники Илья и Эмилия Кабаковы, куратор Невилл Уэйкфилд, коллекционеры Фил и Шэлли Ааронс, куратор Whitney Museum Скотт Роткопф (от чьей текушей ретроспективы Джэфа Кунса мы в восторге), и арт – дилер Джэффри Дайч, стал теплым домашним приветствием для Холберга, который продолжает танцевать в составе труппы Американского Балетного Театра по сей день. Такие американо – российские отношения можно только поприветствовать.

 

Бюро Находок

Eсли вы следили за драмой, развязавшейся вокруг коллекции «потерянных» картин Сергея Бугаева, вам будет интересно узнать, что она приняла новый поворот – не неожиданный, но точно неоднозначный, как и все в этой истории. 24 работы из собрания Африки были выставлены на продажу на аукционе «Vladey”, прошедшем 24-го ноября в Москве.

Бугаев и Новиков перед «Портретом Африки», 1980-е.

Напоминаем, что Бугаев, когда – то являвшийся ключевой фигурой ленинградского андерграунда, каким – то образом сумел собрать масштабную коллекцию работ своих товарищей — Георгия Гурьянова, Виктора Цоя, Тимура Новикова, Инала Савченкова, и прочих.

В какой – то момент полотна художников были вывезены из России для участия в выставке и так и не вернулись назад, предположительно застряв на таможне.25 лет спустя, ко всеобщему удивлению, работы объявились в России на выставке, курируемой Бугаевым, где они были представлены как работы из коллекции Бугаева. Художники обратились в суд, который в итоге разбирательств все — таки решил, что Бугаев действительно законный владелец коллекции.

Среди двух дюжин работ, представленные на торгах Vladey в Москве, был знаменитый «Портрет Африки» Тимура Новикова, на котором юный Бугаев изображен в кроссовках Nike с кассетным плеером – образ ближе к эпохе АССЫ, чем к нынешнему периоду судебных тяжб. Еще одна работа Новикова, «Ленинград», была продана за рекордные для аукциона 95 000 Евро Шалве Бреусу.

Позже, в интервью «Афише – Воздух», Бугаев признался, что работы с торгов – лишь «микроскопически малая» часть его коллекции, по сути подтвердив факт, в котором никто не сомневался. «У Бугаева не одна моя картина — и не две, и не десять, а больше… А вообще я чувствую себя замечательно — ничего хорошего от Сережи Бугаева не ждал и не жду» — сообщил в том же интервью Инал Савченков, чьи работы также были выставлены на торги.

Аукцион «Vladey»  совпал с Русскими торгами в Лондоне, которые проводили Christie’s, Sotheby’s, Bonhams и MacDougall’s.

Григорий Гурьянов, «Прыжок в Воду».

Обвалившийся рубль, падающая цена на нефть и санкции – факторы, которые не добавляли оптимизма  залам торгов. Дом Sotheby’s, у которого этот сезон и так проходит не гладко, продал лишь 12 из 32 представленных работ. Среди них была и картина «Прыжок в воду» Георгия Гурьянова, проданная за 122,500 фунтов. 240 лотов, выставленных на торгах Christies, принесли в общей сложности $31,597,848. “Портрет Марии Цетлин” Валентина Серова поставил рекорд для Серова и для русского искусства, проданного на аукционе – работа была продана за  $14,511,339. Подробный отчет о торгах Sotheby’s и Christie’s можно найти здесь и здесь. The New York Times сообщает, что продажи на русских торгах упали на 50% по сравнению с докризисным 2007-м, когда ноябрьские аукционы приносили около 100 миллионов фунтов. Судя по тревожным экономическим прогнозам, в ближайшее время положение на рынке может усугубиться. Безусловно, Бугаев знает, когда надо покидать корабль.

К слову о Лондоне. Если вы будете в городе, обязательно посмотрите выставку Пост-Поп: Восток и Запад в галерее Saatchi, которая прослеживает влияние поп – арта на художников из Китая, Тайваня и Советского Союза. Работы с условного «востока» здесь выставлены бок о бок с произведениями Баскиа, Шерман, Принца, Маккарти и прочих представителей западного канона. Андрей Ерофеев, один из кураторов шоу, собрал впечатляющую подборку русского поп- и соц – арта. Здесь есть и Брускин с Соковым, и Корина с Куликом. Если вы не в Лондоне, возможность увидеть выставку еще появится: Саатчи планирует показать ее в США, Китае и России.

Тихая Манифеста

Еще месяц назад открытие Манифесты 10, запланированное на 28-ое июня, было под вопросом. Одни художники призывали бойкотировать выставку, другие просто отказывались от участия, петербуржским  сотрудникам биеннале два месяца не выплачивали зарплаты, а куратор выставки Каспер Кениг выражал серьезные сомнения, что Манифеста состоится в принципе.

Но Манифеста открылась – в срок и, как казалось со стороны, без видимых осложнений. 27 июня Петербургский Дневник, местная ежедневная газета,  выпускаемая  Правительством Санкт — Петербурга (тем же самым органом, который выделил на проведение Манифесты около 150 миллионов рублей из собственного бюджета) вышла с торжественным выносом:   «Несмотря на действия провокаторов,   Петербург становится центром современного искусства».

Не совсем понятно, на какие именно провокации в данном случае намекало издание (как известно, в последнее время этим термином называют любые действия, идущие в разрез с официальной политикой власти), но то, что сама Манифеста провокаций всячески пытается избежать,  было понятно давно.

На пресс – конференции Каспер Кениг, например, говорил о том, что Манифеста в Петербурге – всего лишь гость, и что он вообще будет  стараться сделать «Манифесту без манифеста». Другими словами, все пытались быть осторожными – порой даже чересчур.

Инсталляция Томаса Хиршхорна  ABSCHLAG (Срез), 2014. Фотография предоставлена пресс - службой Manifeta.

Инсталляция Томаса Хиршхорна ABSCHLAG (Срез),2014.                                           Фотография предоставлена пресс — службой Manifeta.

Выставка в Генеральном Штабе, новом крыле Эрмитажа, предназначенном для экспозиции искусства XIX – XXI веков («новое» это даже мягко сказано – стены некоторых залов докрашивали, когда Генштаб уже принимал первых посетителей) была составлена из работ художников, которых любят показывать на всех международных биеннале – Томаса Хиршхорна (которого в свое время показывали  в Baibakov Art Projects), Марии Лассинг, Доминики Гонсалес-Фёрстер, Франсиса Алис, Брюса Наумана и Вольфганга Тильманса, плюс российских художников Влада МамышеваМонро, Тимура Новикова, Павла Пепперштейна и Саши Сухаревой. Многие из списка показывались в городе впервые, и в экспозиции чувствовалось особое усилие организаторов дать и художникам и зрителям достаточно времени и пространства для ознакомления и размышлений.

Треть основной экспозиции была выставлена непосредственно в Зимнем Дворце, и это была уже совсем другая истори: здесь присутствие Манифесты казалось навязанным извне. Найти работы художников вроде Герхарда Рихтера, Йозефа Бойса, Тацу Ниси и прочих было сложно даже с картой Манифесты, выдававшейся в Генштабе. Многие работы были показаны в пространствах, которые казались периферийными  — инсталляция из рассыпной пудры художницы Карлы Блэк, например, скрывалась за закрытой дверью. Смотрительницы музея  очевидно были настроены скептически: на вопросы о том, где что искать, они обычно отвечали что – то в духе «да,  я что – то видела – где – то в там, рядом с нашими Караваджио». Эрмитаж, с его имперским прошлым и энциклопедической коллекцией, для современного искусства может быть колоссальным ресурсом для интерпретации и исследования.  В случае Манифесты, эта возможность была упущена – как художники, так и сам музей то ли остерегались друг друга, то ли просто были не слишком друг в друге заинтересованы.

Сьюзен Филипс Круговорот реки (Нева) 2014 Двенадцатиканальная аудиоинсталляция в Зимнем Дворце. Фотография предоставлена пресс - службой Manifesta.

Сьюзен Филипс, Круговорот реки (Нева), 2014,
Двенадцатиканальная аудиоинсталляция в Зимнем Дворце.                                         Фотография предоставлена пресс — службой Manifesta.

Что касается политики, то Манифеста явно пыталась высказаться хоть как – то на каждую острую тему — об Украине, законе о сексуальной пропаганде, национализме, и пр. В Главштабе целый зал был выделен под серию фотографий Бориса Михайлова, снятых во время протестов на Майдане; в Зимнем Дворце Марлен Дюма показала серию портретов известных гомосексуалистов вроде Чайковского и Эйзенштейна; Эрик ван Лисхаут сделал масштабную инсталляцию и видео, посвященное эрмитажевским кошкам, пестрящую намеками на Pussy Riot.  Но почему – то в масштабе выставки, а не индивидуальных работ, все это напоминало какую – то отписку: мол, были темы, которые нельзя было игнорировать, и мы о них что — то да сказали.

В целом, эту Манифесту можно считать успешной попыткой привезти «важное» современное искусство туда, где его показывают не так часто, и мы надеемся что это усилие будет оценено зрителями (организаторы рассчитывают на то, что выставку увидят 500 000 человек).

Тем не менее, эта Манифеста оставила странное ощущение, что она могла бы проходить в любом другом городе мира. И, учитывая обстоятельства, место,  и время, это достаточно странно.

Время мечтать: Молодое искусство, Кабаковы в Париже и Манифеста

С приходом июня Baibakov Art Projects переходит в своей традиционно плавный —  летний — режим, но, пока мы не на каникулах, у нас для вас есть несколько историй.

a-time-for-dreams

Мечтатели

Две недели назад Московская Биеннале Молодого Искусства представила список участников, включающий более 60 художников (большинство из России и “Германии”, что вообще-то значит “временно остановился в Берлине”). Биеннале планируется открыться 26 июня. Ее куратором в этом году стал Дэвид Эллиот с темой «Время мечтать”.

Мы отметим здесь только несколько знакомых имен из России: Иван Плющ, Оля Кройтор, Группа ZIP, Владимир Логутов, Евгений Гранильщиков и, конечно, RECYCLE. Вы можете найти полный список здесь (внизу страницы).

Монументальность и Monumenta 

Илья и Эмилия Кабаковы, Странный город, Monumenta 2014, Париж.

Илья и Эмилия Кабаковы, Странный город, Monumenta 2014, Париж.

Аналогично мечтательным кажется и «Странный город» Ильи и Эмилии Кабаковых, созданный специально для Monumenta в Гран-Пале. Проект мог бы и не состояться из-за высокой стоимости работ. Теперь же шестое издание проекта Monumenta заполнило великолепной красоты дворец крупномасштабными работами Даниэлья Бурена, Кристиана Болтански и Аниш Капура. Вместо того, чтобы использовать, казалось бы, безграничные возможности этого уникального пространства (только представьте, как бы смотрелся Человек, улетевший в космос из своей комнаты… ), Кабаковы ограничились моделью, состоящей из маленьких белых структур, организованных вокруг купола, которую мы уже видели на Венецианской биеннале. Каждая часть содержит духовный момент —  «Центр космической энергии», » Как встретить ангела» и «Пустой музей «. Есть еще “Темная часовня» и «Белая часовня».

 

Не поймите нас неправильно — мы давно являемся поклонниками тихой силы альбомов Ильи Кабакова, где легкий след карандаша на бумаге становится электрическим, посылая оттенки тоски, одиночества и полуосознанного отчаяния. В этой инсталляции, однако, кажется, не хватает чего-то серьезного.

Но, возможно, у вас другое мнение? «Странный город » можно будет увидеть до 22 Июня 2014, в Гран-Пале в Париже. (Для дополнительной информации кликайте здесь. )

Судьба Манифесты

Куратор Манифесты 10  Каспер Кениг

Куратор Манифесты 10 Каспер Кениг

Куратор Манифесты 10 Каспер Кениг (Kasper König) справился с бурей протестов — от первых ходатайств до недавней потери художников группы Что Делать? и Павла Альтамера. Теперь, когда шоу должно открыться для публики 28 июня, можно было бы подумать, что все идет спокойно.

Не совсем так. В интервью, данном в DW 25 мая, Кениг признает, что в первый раз он не уверен, случиться ли выставка вообще. Сравнивая ситуацию с “какой-нибудь латиноамериканской диктатурой,” Кениг отмечает, что многие из осложнений в обстановке — закон о пропаганде гомосексуализма и недавний запрет на ругательную лексику —  он просто не мог ожидать, когда соглашался на эту работу. По вопросу о бойкотах, он откровенно заявляет: » Бойкот имеет смысл, если кому-то от него больно. Правительству Путина глубоко наплевать на «Манифесту».

Его неприятности тут не закончились. Рассказав об инциденте с работы Фрэнсиса Элиса, Кениг рассказывает, что российский персонал Манифесты не получал зарплату в течение почти двух месяцев:

С другой стороны, из-за всех этих разногласий российская команда «Манифесты» в Петербурге уже семь недель как не получают зарплату. Там же нет профсоюзов. А у меня, честно говоря, вызывает аллергическую реакцию необходимость быть посредником между этими двумя системами: «Манифестой» с одной стороны – с их американско-позитивистскими взглядами, почти религиозной, миссионерской позицией, — и российской стороной с ее стратегией все затягивать, не выполнять обещания и так далее. В результате за месяц до открытия выставки мы зашли в тупик и дело не движется.

 

Мы можем проверить, к сожалению, что большинство вещей в России делается в последнюю минуту. Так, и в конце интервью Кениг подводит итог: «У меня есть весьма отрезвляющее ощущение, что нас «не хотят». Еще я отучился в России смотреть телевизор: даже не понимая языка, видишь, что происходит мощное промывание мозгов. Надо себя беречь.”

Да, такая ситуация кажется особенно ожидаемой после того, как один из ключевых союзников Кенига — директор Эрмитажа Михаил Пиотровский — заявил о том, что россияне ненавидят современное искусство, в отличие от «нормального искусства.”

Вы можете найти полный текст интервью Кенига здесь.

Роботы, Невремя и Pussy Riot

Да, последнее время с точки зрения Запада с Россией все совсем непросто. (В тексте для Новой Республики, блоггер KermlinRussia предлагает бросить надежды на изменения и вместо этого начать делать ставки на худшие возможных исходов, так в любом случае ты только выиграешь.) Манифеста должна была сделать повнорное заявление, что все состоится (хотя еще один художник Павел Альтамер последовал примеру Что делать и отказался от участия). А Михаил Пиотровский дал миру готовый для цитирования коментарий: «Люди, как правило, не любят современное искусство. Россия вообще страна более консервативная. Но и во всем мире современного искусства не считается равноценным нормальному искусству, работам старых мастеров».

Остерегайтесь роботов

Image

Красная площадь, 18 апреля 1991

23 апреля 2014 года, правительство России объявило, что в ближайшее время блоггеры, с аудиторией более 3000 человек — и напоминаем, что это страна, где Livejournal по-прежнему процветает — теперь будут считаться прессой. Правила и обязательства, относящиеся к официальной прессе, теперь будут относиться и к ним. Короче говоря, это означает, они могут подвергаться цензуре. И в качестве первого шага, Путин объявил, что по состоянию на 1 мая авторы произведений искусства (в том числе кино и литературы) могут быть оштрафованы за использование нецензурной лексики. Это в продолжение закона, принятого в апреле прошлого года, запрещающего непристойность в медиа.

Закон должен помочь развивать и защищать русский язык, дие , как ни парадоксально , вполне почитали для масштаба и объема его ругательств . Согласно Moscow Times , однако, на самом деле запрещены только конкретные слова. :

В декабре 2013 года Институт Русского Языка Российской Академии Наук составил список из четырех ругательных слов, которые должны быть запрещены. «Нецензурное обозначение мужского полового органа, нецензурное обозначение женского полового органа, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы».

Много лет назад, кстати, группа художников удачно проиллюстрировала одно из них.

Роскомнадзор уже начал тестировать систему автоматического мониторинга онлайн-изданий. Специальные роботы (aka swearbots) будут сканировать сеть в поисках нецензурной лексики.

 

Невремя

Image

Кадр из видео Невремя

И еще одно замечательное примечание. Антонина Баевер, Дмитрий Венков и Валентин Дьяконов в который раз объединили усилия, чтобы произвести еще один эпизод их сатирической новостной программы. Невремя как «вне времени”, как состояние дислокации,- оформлена в виде доклада о будущих временах, выдуманное время, когда русское искусство переживает ренессанс. Сегменты включают камео группы ZIP, которые играют солдатов армии, а точнее, ее элитный дивизион, обученный безжалостно производить бессмысленные выставки и еще более бессмысленным прессы релизы. Нам показался особенно интересным момент видео, где художник Валерий Чтак задается вопросом, как делать искусство после Pussy Riot.

Pussy Riot говорят о правах заключенных на Frieze Art Fair

Image

Мария Алехина и Надежда Толоконникова в Вашингтоне, 6 мая 2014 года.

 

Говоря о Pussy Riot, Мария Алехина и Надя Толоконникова вернулись в заголовки после визита в Вашингтон в начале мая, где они призвали США продолжать оказывать давление на Путина. Следующая остановка в туре — Frieze Art Fair, где в прошлую пятницу пара беседовала с Дэвидом Ремником из The New Yorker. Говорили об общих вопросах, касающихся истории создания группы и политического контекста в стране. Акцент был сделан на правах заключенных.

О новостях по теме. New York Magazine сообщает, что девушки будут участвовать в Первом симпозиуме в Осло, семинаре о феминистском искусстве: в форме протестов. Будут участвовать такие известные теоретики как Джудит Батлер, которую они, кстати, надеются взять с собой в Россию на аналогичный симпозиум.