Манифеста, протестующие и список поддерживающих

Eglé Budvytytė, Choreography for the Running Male, 2012, performance, 30 mins. Courtesy the artist.

Eglé Budvytytė, Choreography for the Running Male, 2012, performance, 30 mins. Courtesy the artist.

Сиднейская Сага продолжается: Горе(?)-Бойкот Художников

Эти последние две недели мы без конца репортировали вам о том, как художники, бойкотирующие Сиднейской биеннале, добились разрыва связи этой биеннале с Transfield. Кто-то обрадовался такому результату, а кто-то не очень. Стали говорить, что подобные инцинденты могут отпугнуть будущих спонсоров. Художники биеннале были названы лицемерами сразу несколькими СМИ. Даже министр связи, Малкольм Тернбулл, отметил «порочную неблагодарность» художников.»Художники, которые инициировали эту ситуцию должны пониманить, что большая часть финансирования искусства в Австралии идет от правительства , и правительство – это остновная сила за Манас Айленд», пишет Марк Карнеги. Между тем, профессор истории искусств Роджер Бенджамин умоляет : «Мы должны ценить протест биеннале, а не угрожать отсутствием финансирования.»

Сегодня на Facebook, бойкотирующий художник Ahmet Öğüt опубликовал краткое заявление с признанием в том, что процесс бойкота не оказался легким для команды биеннале. Затем он подтвердил, что он будет участвовать, и, более того, что он пожертвует свой гонорар в пользу биеннале.

Биеннале откроется 21 марта. На веб-сайте нет никакого упоминания об этой драме. Говорится только о том, что проекту нужны волонтеры для постановки Eglė Budvytytė Choreography for the Running Male.

Между тем, Манифеста …

Still from Chto Delat, “A Border Musical” 2013.

Still from Chto Delat, “A Border Musical” 2013.

Как мы говорили на прошлой неделе, на следующий день после того, как Transfield объявили, что они не будут продолжать поддерживать биеннале, Виктор Мизиано выступил на одном из российских тв-каналов и признал, что подобная стратегия бойкота могла бы сработать и в случае с Манифестой. Напомним, что Манифеста столкнулась с атаками протестующих против ее проведения (а именно за отказ от участия художников и куратора), пока разворачивается ситуация между Россией из Крымом.

11 марта Манифеста ответила своим собственным заявлением, подтверждающим, что выставка будет проходить, как и было запланировано. Вот несколько отрывков из личного ответа куратора Манифесты Каспера Кенига:

Когда мне предложили курировать биеннале современного искусства «Манифеста 10» в Санкт-Петербурге, совпадающую с 250-летием Эрмитажа и 20-летием с момента создания самой биеннале, я с интересом откликнулся на этот вызов, коим несомненно является работа в Государственном Эрмитаже с его долгой и сложной историей и сам тот факт, что «Манифеста» впервые проходит в бывшей стране Варшавского договора (и второй раз в стране Восточной Европы).

Основная задача в данном случае – всеми возможными способами бороться за то, чтобы искусство продемонстрировало всю широту заключенных в нем и открываемых им перспектив. Мне не хотелось бы, чтобы эти слова были восприняты исключительно как комментарий для прессы, я хочу выразить нечто более важное, чем просто мое отношение к сложившейся ситуации.

Приглашая художников к участию, я говорил им следующее: «Конечно, политические обстоятельства в настоящий момент непростые и во многом неприятные, и мы должны избежать самоцензуры. Мой контракт предполагает свободу творчества – настолько, насколько она не противоречит законам Российской Федерации. Тем не менее, мы не хотим выставлять что-то, что сводилось бы к дешевой провокации. Перед нами открыты богатые возможности, и было бы ошибкой увидеть в них всего лишь шанс делать какие-то политические заявления».

Но не все были довольны этим ответом. ArtLeaks вчера опубликовали информацию о том, что коллектив Что делать выйдет из Манифесты в поддержку антивоенного движения. Как мы упоминали ранее, Что делать ранее выступали против любого рода бойкотов. Теперь, их позиция перевернулась с ног на голову:

Своим последним замечанием Каспар Кёниг обесценивает любые попытки говорить о текущей ситуации в России художественными средствами, принижая их до «лицемерного самоутверждения» и «дешевой провокации» и тем самым заведомо подвергая их цензуре.

Из официальной реакции «Манифесты» мы заключаем, что ни куратор, ни фонд не готовы ответить на драматическое развитие событий, как в день начала военной эскалации они не смогли отменить светское празднование Масленицы. Мы не можем быть заложниками их корпоративной политики, сколь бы та ни казалась благоразумной в других обстоятельствах…

Мы уже говорили, что выступаем против бойкотов, особенно когда речь идет о международных культурных проектах в России. Культурная блокада лишь сыграет на руку реакционным силам, упрочит их позицию – в том самый момент, когда маргинализованное антивоенное движение в России отчаянно нуждается в солидарности. Тогда как наша задача здесь и сейчас, как минимум, превратить каждый культурный проект в манифестацию несогласия с государственной политикой насилия, лжи и репрессий. Даже если вы ставите Шекспира или хотите показать Матисса, задача культуры сегодня – найти такой художественный язык, который поможет донести до публики это простое сообщение.

К сожалению, «Манифеста» не готова принять этот вызов. Она могла бы стать позитивным фактором развития публичной сферы в России, продолжай ситуация «мягкого авторитаризма» оставаться прежней. Но в условиях обострения милитаристских настроений и усиления реакции «Манифеста» демонстрирует, что способна реагировать на это лишь бюрократическим языком призывов к соблюдению законности и порядка – в ситуации, когда любая законность уже полетела ко всем чертям. Поэтому для нас участие в выставочном проекте «Манифесты 10» утрачивает свой изначальный смысл.

Вы можете найти полный текст заявления коллектива Что делать здесь, на ArtLeaks.

Пресс-конференция Манифесты планируется на 25 марта , в ходе которой будут раскрыты подробности, в том числе имена 43 художников, которые согласились участвовать.

Vladimir Tsigal, Shepherd’s House, from the series “Dagestan,” 1956-1960

Vladimir Tsigal, Shepherd’s House, from the series “Dagestan,” 1956-1960

Список поддерживающих

Между тем, Минкультуры России создал и опубликовал длинный список артистов, актеров и художников, которые одобряют политику Путина в Крыму. Среди 500 имен присутствуют следующие: Зураб Церетели, Ирина Антонова, Федор Бондарчук, художник Виктор Цигаль. «Среди подписантов письма деятелей искусств в защиту В.В. покойный Виктор Ефимович Цигаль: 468. Цигаль В.Е., заслуженный художник России”, написал Марат Гельман в своем Twitter через день после того, как список был опубликован.

Те, кто поддерживают список, утверждают, что имеется ввиду брат Виктора, Владимир, тоже художник, узнали тот печальный факт, что менее известный В.Е. Цигаль умер 4 июня 2013 года.

Вскоре после твита Гельмана, № 468 был удален из списка.

Реклама

Куратор Екатерина Деготь в Кельнскую Akademie der Künste der Welt

 

Curator Kasper Koenig with Katya Degot in Bergen, 2013. Photo Kate Sutton, courtesy of Artforum.com

Curator Kasper Koenig with Katya Degot in Bergen, 2013. Photo Kate Sutton, courtesy of Artforum.com

Мы прерываем наш новый дайджест формат, чтобы отметить здесь довольно значительную новость. Мы узнали через Artguide, что куратор Екатерина Деготь (известная Российскому миру искусства как просто Катя) на два года стала художественным директором в Akademie der Künste der Welt в Кельне. Она присоединяется к таким связанных с Академией именам, как Валид Раад, Ханс Ульрих Обрист , Сойанг Ким и Розмари Трокел.

Деготь, напоминаем, была одной из двух основных сил, стоящих за Бергенской триеннале этого года (» Понедельник начинается в субботу»). Кстати, в настоящее время этот кураторский проект номинирован на финансируемую государством премии Инновация ( Ее партнер по проекту, Давид Рифф, также направляется в Кельн. ) Другой ее недавний проект – «Аудитория Москва, » форум, проходящий одновременно с 4-й Московской биеннале, в котором приняли участие такие художники и худ деятели, как Яэль Бартана, Таня Бругера , Хито Штайерл и Артур Жмиевский. Деготь также была лицом школы Родченко, которая известна своей программой медиа-арт, одной из немногих в стране. Читайте биографию Кати Деготь здесь, на сайте Akademie der Künste der Welt.

Что касается разговоров о биеннале и бойкотах, Деготь была и является одной из немногих кураторов, способным чать оценку и сформулировать конструктивную критику, не прибегая к провокациям и политическим банальностям. Мы поздравляем Катю и ждем ее проектов в Кельне, но надеемся, что она будет продолжать свою замечательную работу в России.

Давайте Измененим Все Это: Сиднейская биеннале рассталась с Transfield

Hubert Czerepok, Let’s Change It All, 2011 (video still), HD video documentation of performance, 120 mins. Courtesy the artist and ŻAK | BRANICKA Gallery, Berlin. Photograph: Robert Mleczko. Commissioned by the Polish National Centre for Culture, Warsaw

Hubert Czerepok, Let’s Change It All, 2011 (video still), HD video documentation of performance, 120 mins. Courtesy the artist and ŻAK | BRANICKA Gallery, Berlin. Photograph: Robert Mleczko. Commissioned by the Polish National Centre for Culture, Warsaw

В эту среду, четыре художника- Агниешка Полска, Сара ван дер Хайде, Николин ван Харскамп и Натан Грэй — присоединились к своим коллегам Ливии Кастро, Олафуру Олафсону, Чарли Софо, Габриэль де Виетри и Ахмету Огут, чтобы объявить о своем отказе от участия в биеннале. 7ого марта случилось уникальное событие – призыв художников был услышан. Без лишних разговоров, биеннале прекращает всякую связь с Transfield. Более того, председатель как самой биеннале, так и Transfield, Лука Белджиорно-Неттис – чей отец Франко создал оба учреждения – закончил свое 14-ти летнее председательство письмом об отставке.

Интересно в этой ситуации не сам факт, что протест сработал. А скорее, что он пролил свет на некоторые особенно интригующие обстоятельсва. А именно: что Transfield Holdings –(холдинговая компания намного большая по размеру, чем Transfield Services, компания, которую Transfield Holdings использует для управления изолятором) – это не просто корпоративный спонсор биеннале; сама семья Белджиорно-Неттис являются основателями биеннале. Transfield является одним из главных спонсоров ряда художественных заведений и проектов, в том числе Музея овременного искусства Австралии, Австралийский камерного оркестра,  Sculpture by the Sea и проекта Доступное искусство, программы, направленной на развитие творческого самовыражения общества людей с ограниченными возможностями. Фонд Transfield предоставляет гранты “новаторским художественным организациям”, с поддержкой искусства во всех формах. Тем не менее, миллиард долларов, направленный на центры содержания под стражей, построенные для обеспечиние соблюдения законов Австралии было достаточно, чтобы биеннале отказалась от сотрудничества.

Сиднейская биеннале должна открыться 21 марта, там, среди других событий, Хуберт Черепок представит перформанс под названием Давайте Измененим Все Это.

Image from the Change.Org Protest

Image from the Change.Org Protest

Et tu, Манифеста?

По мере того, как Крымская драма продолжает разворачиваться (только усложняясь) растет сопротивление и враждебность международной художественной общественности по отношению к Манифесте 10. Она уже была предметом многих протестов в связи с законами против пропаганды гомосексуализма. Куратор Каспер Кениг, казалось, нашел подход к проблеме, указывая на то, что можно говорить о политике тела косвенно (активируя тему через таких художников, как Луиз Буржуа, Марлен Дюма и Влад Мамышев-Монро). Биеннале планирует объявить полный список участников в конце этого месяца, Но теперь идет новая серия протестов. Протестующие требуют бойкотировать мероприятие до тех пор, пока Россия не прекратит “незаконную оккупацию” Крыма.

Вы можете найти само письмо с протестом здесь Change.Org.

Виктор Мизиано на канале Дождь ответил на вопросы о том, может ли данное письмо как-то повлиять на реальный ход событий. Он отмечает, что письмо направлено не Фонду Манифесты, а на имя куратора и участвующих художников, призывая их принять решение для себя – хотят ли они участвовать в событии в контексте нынешней политической ситуации. Публичных решений пока не последовало. Но будет ли Манифеста проходить в назначенные сроки теперь предстоит выяснить .

Моральная сторона вопроса: Катар, Абу-Даби, Сидней

Ahmet Ogut, from the series Stones to Throw, 2011

Ahmet Ogut, from the series Stones to Throw, 2011

Уже около недели мы наблюдаем ситуацию на Украине и в Крыму, и, цитируя Захи Хадид, можем сказать, что «расхождения есть во всем мире.» Так, забыв о политике на время, мы обратим ваше внимание на некоторые из актуальных на этой неделе вопросов искусства и ответственности.

Вопрос об ответственности художника перед обществом не прекращает быть актуальным в мире искусства. ( Конечно, это вопрос скорее как импульс или мотивация, а не один из тех, на который существует правильный ответ и рецепт к его разрешению.) Как правило, эта линия аргументации всплывает в контексте  работ таких художников, которые распространяют заведомо провокационные сообщения (как, например, Pussy Riot), утверждая при этом, что эти личные формы выражения должны быть защищены свободой слова. Второй вид конекста для этого вопроса – это спонсоры.

amazing-legacy(Не)Обязанность архитектора : Заху Хадид критикуют за ее комментарии о Катаре

Архитектор Заха Хадид ведет следующий после Serpentine Sackler Galleryс проект Al Wakrah Stadium, место проведения Кубка мира в Катаре в 2022. Вот краткая презентация конструкции :

Стадион уже попал под огонь критики за его поразительное сходство с женскими гениталиями ( Кажется все так и работает – когда мужчина-архитектор строит небоскреб, мы называем его фаллическим, когда женщина-архитектор строит стадион, он становится вагинальным.) Теперь, после несколько откровенных комментариев Хадид, эта история снова в новостях. Речь велась о роли архитектора в эксплуатации рабочих в Персидском заливе. Вкратце: «Это не моя обязанность как архитектора обращать внимание на [ права работника ] … Я могу сделать заявление, личное заявление, о ситуации с рабочими, но я не могу ничего с этим поделать, потому что у меня нет такой власти».

На самом деле, стадион Хадид является одним из пяти, планирующихся к чемпионату мира. Вопрос в том, является ли это долгом архитектора отвечать за условий постройки здания? Несет ли архитектор ответственность за условия, при которых здание строят, в частности , когда вполне конкретные проблемы не является исключительными, а системными в рамках данного региона? Должен ли архитектор нести ответственность за то, откуда идут средства на строительство? И, по этой логике, должны ли они нести ответственность за деятельность, которая ведется в этом здании? Каждый вопрос приводит к другому, и нет простых ответов. В своих комментариях, Хадид отмечает, что тревожные ситуации есть во всем мире — не в последнюю очередь из которых можно отметить ситуацию в ее родном городе Багдаде. Но значит ли это, что архитекторы должны полностью прекратить всякое строительство?

Image of the February 22 protest at the Guggenheim. Image courtesy of GULF, found on Hyperallergic.

Image of the February 22 protest at the Guggenheim. Image courtesy of GULF, found on Hyperallergic.

G.U.L.F. Протесты в музее Гуггенхайма

Это был не единственный раз на этой неделе, когда в конфликтно-новотном контексте были упомянуты Эмираты. Раг Вартанян из Hyperallergic был в прошлую субботу в Нью-Йоркском Гуггенхайме, где музей проводил свой регулярный день “плати-сколько-пожелаешь”. Посетители недавно открывшейся выставки «Итальянский Футуризм» увидели примерно сорок протестующих, которые раскрыли свои баннеры и разбрасывали листовки вниз на фойе, распевая слова «Кто строит Гуггенхайм в Абу-Даби?»

Видео протеста можно посмотреть здесь:

Автор описывает точку зрения протестующих , которая заметно отличается от Хадид:

«Искусство, среди прочего, это действие, жизнь и воображение лучшего мира», сказала художник Ниташа Диллон из  MTL Collective. «Искусство не должно нарушать права человека, искусство не должно ставить под угрозу жизнь рабочих и искусство не должно создавать долговых рабов. И, безусловно, не быть частью системы, которая создает долговую кабалу.»

Найти полный отчет можно здесь. Директор Гуггенхайма Ричард Армстронг опублковал краткое заявление, отражающее его озабоченность положением , но и успел отметить, что, технически говоря, еще никто не строит Гуггенхайм в Абу-Даби , так как проект до сих пор не вступил в фазу строительства. После протестующие — G.U.L.F. (Global Ultra Luxury Faction)  перевели разговор в более близкую музею плокость заявив, что музей не доплачивет своим охранникам. Из Гуггенхайма ответили , что его сотрудники по безопасность получают конкурентоспособную заработную плату и льготы, а персонал на спец. событиях может получать почасовую плату. Далее следует серия невнятных претензий.

Без Transfield

Как это ни странно, не все протесты были связаны с Персидским заливом.

На прошлой неделе смерть ищущего убежища человека в центре содержания под стражей, имеющем прямое отношение к Transfield — одиного из крупнейших спонсоров Сиднейской биеннале, планируемой открытся 21 Марта под названием «Ты представляешь то, что желаешь» — побудило ряд художников объединиться с призывом отказаться от этого спонсора. Он, по их мнению, неадекватный финансовый партнер в контексте современного искусства. Упоминается нарушение прав человека. Из открытого письма:

Сегодня обстоятельства сложны: общественные учреждения все больше полагаются на частное финансирование и меньше на государственное, Последствия могут быть серьезны. Мы понимаем сложность ситуации и не верим, что существует одно простое решение.

Тем не менее, в данном случае, мы расцениваем наше участие в биеннале в условиях нынешней ситуации со спонсорами как добавление стоимости бренду Transfield. Участие является активным одобрением их деятельности.

И здесь встает вопрос о моральной стороне практики:

Наши интересы как художников касаются не только наших индивидуальных моральных позиций. Нас беспокоит ответственность культурных учреждений по отношению к актуальным социальным вопросам.

Мы считаем, что художники и работники искусства могут – и должны – создавать среду, которая дает силу людям в коллективах и индивидуально действовать по совести…

Сидней Биеннале ответили крайне осторожно.  Они “сопереживают” художникам и разделяют точку зрения, будучи “где-то между идеологией и принципом.” Но делать по этому поводу – тем более в ущерб себе – Биеннале не собирается.

26ого февраля пятеро Libia Castro, Ólafur Ólafsson, Charlie Sofo, Gabrielle de Vietri and Ahmet Öğüt (ссылка выведет вас на заявление художника) отказались от участия в выставке.

Вот такой морально-нагруженной была последняя неделя февраля.

Интересно, что последует за этими событиями. Оставайтесь с нами!