Номинанты премии Тернера 2013 года

Линетт Ядом-Боакье "Молоко для маэстро", 2012. Chisenhale Gallery. Фото: Маркус Лейт

Линетт Ядом-Боакье «Молоко для маэстро», 2012. Chisenhale Gallery. Фото: Маркус Лейт

Пару дней назад, когда благодаря Hollywood Reporter внимание большей части  прессы было приковано к решению Апелляционного суда по делу Ричарда Принса, другая ее часть сосредоточилась на объявлении шорт-листа номинантов премии Тернера этого года, которая, скажем сразу, припасла для нас немало сюрпризов. Премия была основана в 1984 году и вручается «британским» (в широком смысле этого слова) художникам в возрасте до 50 лет за выдающиеся достижения за прошедший год. Победитель получает £25,000 (около $40,000), а каждый из оставшихся номинантов по £5,000 (около $8,000).

Дэвид Шригли, Человеческое достижение, 2012

Дэвид Шригли, Человеческое достижение, 2012

Шорт-лист этого года действительно впечатляет. Так, на премию номинированы  художники Линетт Ядом-Боакье (Lynette Yiadom-Boakye) за выставку “Отрывки и Строфы” в Chisenhale Gallery; Дэвид Шригли (David Shrigley) за персональную выставку в Hayward Gallery «Деятельность мозга» (Brain Activity); Лор Прувост (Laure Provost) за перформанс «Wantee»; и Тино Сегал (Tino Seghal ) за работу на Documenta и перформанс «Эти ассоциации» в лондонском Tate Modern.

За последние два дня много уже было сказано и написано в попытках сделать свой прогноз относительно столь разноплановых художников.

Дэвид Шригли. I’m Dead. 2010. Объект. Courtesy Collection Hamilton Corporate Finance Limited, Kelvingrove Art Gallery and Museum

Дэвид Шригли. I’m Dead. 2010. Объект. Courtesy Collection Hamilton Corporate Finance Limited, Kelvingrove Art Gallery and Museum

И поэтому нас очень порадовала статья Эндрю Гольдштейна на портале Artspace, где он доступно и кратко резюмирует все эти разговоры. Мы Вам советуем ознакомиться с ней. Не хочется признавать, но этот шорт-лист, безусловно, вызовет еще больше дискуссий и споров, чем список номинантов прошлого года, куда вошли Люк Фаулер (Luke Fowler), Спартак Четвинд (Spartacus Chetwynd), Пол Нобл (Paul Noble) и Элизабет Прайс (Elizabeth Price), победа которой удивила всех.

Суд признал использование фотографий Карью в работах Ричарда Принса — добросовестным жестом…

Ричард Принс, Без названия (Ковбой), 1989

Ричард Принс, Без названия (Ковбой), 1989

Согласно Hollywood Reporter в Лос-Анджелесе продолжаются обсуждения вопроса авторских прав. В марте 2011 года федеральный судья Дебора Баттс признал тот факт, что Ричард Принс нарушил закон авторских прав, взяв за основу своей работы фотографию другого художника. В искусстве подобная техника носит название «апроприации» и является наиболее спорной из всех существующих форм. В рамках законадельной системы данная техника зачастую приравнивается к преступлению о нарушении авторских прав.

В декабре 2011 года, в New York Times вышла статья с детальным анализом подобного рода ограничений в использовании чужих работ в своем творчестве в трансформативном ключе. Правящая элита арт-мира заговорила об апроприациях в искусстве, которые можно увидеть как в работах Ричарда Принса, так и в работе Кристиана Марклея «Часы».

Ричард Принс, из серии Canal Zone

Ричард Принс, из серии Canal Zone

В данном случае – художник, сделавший свое имя на использовании образов ковбоев с сигаретами, – заимствовал фотографии художника Патрика Карью из книги 2000 года, «Да, Раста» («Yes Rasta«).  Возможно, данный инцидент и не привлек бы такое внимание обществености, если бы не тот факт, что фотокопии из книги «Yes, Rasta» продаются на Amazon.com за $40 в то время как работа Ричарда Принса оценивается в $2,5 миллиона.

Давайте признаем, что высокий ценник на работы Принса – это в большей степени заслуга механизмов влияния Ларри Гагосяна, чем самой деятельности художника, которая состоит в том, чтобы добавить к изображению электрическую гитару или прикрепить головы к фигурам в стиле де Кунинга.

Предыдущее решение суда фактически было основано на вопросе о том, является ли искусство Принса «преобразованием» или же незаконным заимствованием.  Защиту при таком раскладе было выстроить вдвойне сложно, так как сам художник уклонялся от того, чтобы присвоить своим работам, которые на самом деле могут толковаться как эстетическое хулиганство, определенное значение. (Когда судья попросил Принса быть более четким в определении своих произведений, он продолжил утверждать, что его единственной целью было «создать великое искусство, которое понравится людям». Так вот откуда взялась электрическая гитара?)

Несмотря на это, апелляционный суд постановил, что значение у работ было, даже если Принс и не планировал этого. Согласно второму окружному судье  Баррингтону Паркеру: «Эти 25 работ Принса выражают абсолютно иную эстетику в отличие от фотографий Карью. Если безмятежные и осторожно составленные портреты и пейзажи, созданные Карью, передают естественную красоту растаманов и окружающих их действительности, то кричащие и резкие работы Принса есть самая настоящая провокация».

Рассматривая работы Принса бок-о-бок с фотографиями Карью, мы можем сделать вывод о том, что изображения, созданные Принсом, за исключением тех, о которых мы отдельно скажем ниже, имеют другой характер и придают фотографиям Карью новую выразительность. Они используют новую эстетику и приводят к творческим и коммуникативным результатам, отличным от тех, к которым стремился Карью. Наше заключение, однако, не подразумевает, что любое косметическое преобразование обязательно является добросовестным использованием. Вторичная работа может изменить оригинал при этом не будучи трансформативной. Например, производные работы, которые  просто представляет тот же материал, но в иной форме, такие как книга обзоров телевизионных шоу, не являются «трансформативными».

Принимая во внимание идею «косметического преобразования», в рамках которой можно будет признать законным нарушение авторских прав, арт-сообщество вступает на опасную дорожку (особенно в Голливуде, где понятие «косметический» растянуто уже до всех возможных приделов). И здесь следует привести слова адвоката Принса Джошуа Шиллера: «Это не пиратство. Мы говорим не о женских сумках». Согласно окончательному решению суда, в 25 из 30 работ Принса использование фотографий Карью было признано добросовестным. Решение относительно оставшихся пяти, включая работу «Выпуск», будет принято в окружном суде.
Интересно, как дальше будут разворачиваться события.

Краткое изложение дела, подготовленное Рэнди Джонсоном, вы может прочитать здесь, а  свежие новости из статьи в Hollywood Reporter здесь.

Архитектурная Лига Нью-Йорка поддержала бывшее культовое здание музея…

american_folk_art_museum

Бышее здание Американского музея Народного Искусства

В 2011 году было много дискуссий о том, что  Музей современного искусства MoMA, Нью-Йорк,  объявил о решении приобрести  бывшее здание Американского Музея Народного Искусства, которое расположено  по соседству  от комплекса MoMA на 53-ей  улице. Построенное лишь 12 лет назад  архитекторами Тодом Уильямсом и Билли Циеном (командой, которая сейчас работает над новым зданием для Фонда Барнса В Филадельфии),  здание Американского Музей Народного Искусства уже стало одним из символом города.

Интерьер в бывшем здании Американского музея Народного Искусства

Интерьер в бывшем здании Американского музея Народного Искусства

Американский Музей Народного Искусства, в котором, кстати говоря,  находится макет «Энциклопедического  дворца»  Марино Аурити, послуживший вдохновением  для основного проекта  Массимилиано Джиони на Венецианской Биеннале – в 2011 году переехал из этого здания  в более доступное пространство напротив Линкольн Центра. Судьба здания до недавнего времени  была не совсем ясна. С одной стороны уже было принято решение о его интеграции в комплекс MoMA, с другой – в архитектурном плане оно не только не гармонизировало с существующим строением, но было в буквальном смысле неудобным для проведения экспозиций.

Дело в том, что галереи проектируются по вертикалям, что изначально не соответствует выставочной концепции «белого куба», которая уже стала визитной карточкой MoMA. В итоге наконец стало реальностью то, чего многие так опасались.  МоМа объявил, что здание бывшего Американского Музея Народного Искусства будет снесено, и на его месте построят новое, напрямую связанное с уже существующим комплексом. Согласно статье в New York Times главный куратор отдела Архитектуры и Дизайна в MoMA Барри Бергдолл сказал по этому поводу следующее: «Действительно больно наблюдать за тем, как здание, имеющее большое значение, уходит в небытие. Однако принятое решение имеет большое значение для дальнейшей эволюции комплекса зданий MoMA, ведь в результате будет создано то, что действительно поможет показать нашу коллекцию в самом лучшем виде».

Не удивительно, что принятое  решение вызвало много споров, результатом которых стало, к примеру, открытое письмо с выражением протеста от Архитектурной Лиги Нью Йорка, подписанное всеми уважаемыми: Ричард Маейром, Томом Мейном, Стивеном Холлом, Хью Харди и Роберт Стерн.

В связи с этим  New York Magazine опубликовал две противоположные точки зрения на данную ситуацию. Джастин Дэвидсон называет  принятое решение « предательством» («Когда  коммерческая организация сносит маленький, гармоничный и искусно построенный музей для того, чтобы затем на его месте поставить коробку из стекла и бетона, это — проявление корысти и обывательского подхода. Если же подобное совершается другим музеем – это намного хуже, это уже настоящее предательство»), в то же время Джерри Сальц заключает, что просто пришло время наконец попрощаться со зданием,  которые было «абсолютно непригодно для использования по назначению».

Я понимаю, почему эта новость вызвала жесткую реакцию со стороны архитектурного сообщества. Однако им следует знать, что фактически каждый человек в мире искусства уверен, что здание Уильямса-Циена совершенно не подходит для того, чтобы выставлять там искусство. И это лишь один пример из целого потока новых зданий, которые стали множиться с момента появления здания Фрэнка Гэри для Музея Гуггенхайма в Бильбао, и ставят архитектурный замысел выше самого искусства, для которого они предназначены. Архитекторы, при проектировании музея искусства, вы в праве что угодно творить за пределами здания. Но, пожалуйста, создавайте пропорциональные внутренние пространства для того, чтобы показывать искусство. Искусство должно быть на первом месте – все остальное вторично.

Со своей стороны Американский Музей Народного Искусства выпустил собственное заявление, в котором выразил благодарность MoMA за приобретение здания и предоставление, таким образом, музею достаточных средств на продолжение своей деятельности. Там же они решили напомнить читателям о том,  что: «Здание – не есть музей! Музей – не есть здание!».

Первая публичная лекция от Manifesta 10 в Санкт-Петербурге

601775_560048967359214_1679201209_nПару месяцев назад появилась первая неподтвержденная информация о том, что европейская биеннале молодого искусства «Манифеста» пройдет в Санкт-Петербурге… С тех пор мы могли наблюдать бум в российских арт СМИ: интервью руководителя проекта «Эрмитаж 20/21» Дмитрия Озеркова для ART1, первое интервью российскому изданию «Арт Хроника» директора «Манифесты» Хедвиг Фейен и многое другое.

Хедвиг Фейен, директор фонда "Манифеста"

Хедвиг Фейен, директор фонда «Манифеста»

Сегодня нам стало известно, о том что уже в этот четверг 25-ого апреля состоится первое публичное выступление директора «Манифесты» в здании Главного Штаба («Эрмитаж 20/21») с вступительной речью Михаила Борисовича Пиотровского, генерального директора Государственного Эрмитажа.

Из пресс-релиза: «В рамках подготовки к проведению европейской биеннале современного искусства «Манифеста-10» (Государственный Эрмитаж, лето 2014 года) проект «Эрмитаж 20/21», Фонд «Эрмитаж XXI век», Фонд «Манифеста» и соорганизаторы биеннале «Манифеста-10» представляют серию образовательных встреч и мероприятий, посвященных обсуждению деятельности Манифесты в современном мировом художественном контексте. Планируется серия встреч и бесед, которая призвана проанализировать, каким образом Манифеста будет включена в современную художественную жизнь Санкт-Петербурга. 

Михаил Борисович Пиотровский, генеральный директор Государственного Эрмитажа

Михаил Борисович Пиотровский, генеральный директор Государственного Эрмитажа

Первая встреча состоится 25 апреля 2013 года (18:00-19:00) в Лектории Главного Штаба (Государственный Эрмитаж). Лекцию директора фонда «Манифеста» Хедвиг Фейен откроет вступительная речь Михаила Борисовича Пиотровского, генерального директора Государственного Эрмитажа. Госпожа Фейен расскажет о деятельности и целях биеннале, настоящем и будущем Манифесты. 

На встречу приглашаются специалисты, художники, студенты, а также все интересующиеся современным искусством».

С нетерпением будем ждать подробностей встречи.

Искусство и антерпренеры социальных медиа — в погоне за большими идеями на конференции «Seven-on-Seven»

Вид инсталляции Пола Пфайффера "Утро после Всемирного потопа", 2003, Baibakov Art Projects, Москва, 2009

Вид инсталляции Пола Пфайффера «Утро после Всемирного потопа», 2003, Baibakov Art Projects, Москва, 2009

4 апреля 2013 года, корреспондент New York Times Элис Грегори представила любопытную статью «Кто-нибудь говорит здесь на языке искусства и технологий?» (Does Anyone Here Speak Art and Tech?)  Ее цель состояла  в том, чтобы найти ответ на вопрос,  почему в мире искусства больше не циркулируют деньги социальных медиа. Статья начинается следующим образом:

«Челси, один из районов Манхэттана, долгое время ассоциировался с пространствами, похожими на складские помещения, наполненные современным искусством; чопорными галеристками, которые уделяют внимание лишь покупателям на высоченных каблуках; вечерами четвергов, наполненных последними сплетнями, когда тротуары West 20s заполняют  посетители галерей – они курят и пьют теплое белое вино, мигрируя между вернисажами.  

Буквально в блоке оттуда, в похожих на фигурки оригами штаб-квартирах IAC (InterActiveCorp), располагаются  OKCupid, Vimeo и  Ask.com, неописуемый офис Google на восточном побережье на 76 Ninth Avenue и офис Betaworks на 416 West 13th Street, там вы найдете десятки  новоиспеченных миллионеров, которые разрабатывают коды, приложения и изобретают технологии, которые мы используем каждый день (время от времени они также играют в настольный футбол).

Однако хотя программные инженеры и арт-дилеры могут прогуливаться рядом по High Line , миры в которых они существуют мало сказать, что далеки друг от друга – это скорее параллельные вселенные,  которые пока очень редко пересекаются. Как представители арта, так и люди из мира технологий подтверждают, что  инноваторы и  венчурные капиталисты, которые их поддерживают,  мягко говоря, не являются ярыми собирателями искусства.
«Если все эти люди –это наши новые Рокфеллеры и Карнеги, если говорить в терминах американской элиты, то почему они не поддерживают современную культуру?» — задается вопросом советник по искусству Симы Фамилант. «Если все эти люди и есть новые богачи, и они при этом не поддерживают институции и искусство, то в скором времени у нас могут возникнуть большие проблемы».

Грегори вкратце говорит о том, как эта ситуация развивается, но в большей степени фокусируется на своеобразном «Столкновении культур», подробно рассказывая о том, как предприниматели из социальных медиа неуютно чувствуют  себя в замысловатом мире современного искусства и уходят с Armory Show с горечью во рту. Приведем в качестве примера слова соучредителя  Buzzfeed для Huffington Post:

«Дело в том, что когда ты появляешься в галерее Барбары Глэдстоун, например, тебе не выдают руководство по эксплуатации, с которой все бы стало ясно и понятно». Перефразируя некоторые типичные жалобы технологов на галерейную систему, он говорит следующее: «Почему они устраивают все в итоге так, что мне сложно купить выбранное мною искусство? Я готов выписать этому человеку чек на круглую сумму, а они так со мной обращаются, что я не совсем понимаю, они в действительности заинтересованы в моих деньгах или нет».

Удивительно, что Грегори не упомянула ни об одной из недавно разработанных онлайн платформ, таких, как Artsy или Artspace, цель которых – заполнить эти пробелы. Ведь о них пестрели все заголовки, когда Artspace приобрел  VIP Art  (онлайн ресурс по продаже предметов искусства ранее известный как VIP Art Fair).

При том что  Мария Байбакова (Maria Baibakova ) сейчас является стратегическим директором  Artspace, это поглощение дает сигнал о том, что мир современного искусства активно занят исследованием существующих цифровых технологий для размещения искусства онлайн.

В феврале прошлого года Брайан Дроакур (Brian Droitcour) из Artforum написал шутливый пост о своем опыте работы с VIP Art Fair 2. 0. «Тень Ms. VIP II растягивается и сжимается в мире очень важного искусства,» — заключает он после  призыва онлайн платформ развиваться вместо того, чтобы просто подражать существующим моделям галерей. (Полный отчет Вы можете прочитать здесь).

Одним из форумов по развитию таких новых моделей является Rhizome, отделение Нового Музея (New Museum), которое «занимается созданием, представлением и критикой формирующихся художественных практик, возникающих в результате взаимодействия с технологиями». Эта платформа была основана в 1996 году и с тех пор постоянно развивается. Среди последних ее проектов можно отметить ведение интернет-клуба The Download и партнёрство  с Tumbler в рамках Internet Art Grant, новой инициативы, которая поддерживает передовых  пользователей Tumbler.

Tumblr, Дэвид Карп и Райан Трекартин на конференции "Семь на семь", 2012

Tumblr, Дэвид Карп и Райан Трекартин на конференции «Семь на семь», 2012

Одна из основных программ Rhizome — ежегодная конференция «Seven on Seven»,  которая пройдет в эту субботу, 20 апреля, и станет уже четвертой по счету. В мероприятии примут участие семь художников и семь «влиятельных технологов». Они сформируют команды из 2-х человек в каждой,  и «их задачей будет разработка новых идей — будь то приложение, проект для социальных медиа, произведение искусства, предмет дизайна или все, что можно представить, — в течение одного дня».

Ведущим спикером конференции в этом году станет Евгений Морозов, автор книги «Сетевой обман: темная сторона интернет-свободы» и еще не изданной в России работы «To Save Everything, Click Here...»  Остальные спикеры будут выступать парами, образуя своеобразные дуэты из художников и технологов: Джил Маджид (Jill Magid ) и основатель Foursquare Деннис Кроули (Dennis Crowley); Фатима Аль Кадири (Fatima Al Qadiri ) и основатель App.net Далтон Колдуэлл (Dalton Caldwell); Мэтью Ричи (Matthew Ritchie) и гендиректор онлайн-радио Turntable.fm Билли Чейзен (Billy Chasen); Кэмерон Мартин (Cameron Martin)  и Тара Тайгер Браун (Tara Tiger Brown) из LA Makerspace ; Джереми Бейли (Jeremy Bailey) и Джули Урман (Julie Uhrman ) из Ouya, Рафаэль Лозано-Хеммер (Rafael Lozano-Hemmer ) и глава Отдела технологий Obama for America Харпер Рид (Harper Reed); Пол Пфайффер (Paul Pfeiffer) и Алекс Чанг (Alex Chung) из Giphy.com.

Мы с нетерпением ждем конференции и идей, которые появятся в результате дискуссий, так как являемся поклонниками творчества художников-участников. Стоит вспомнить персональную выставку одного из наших фаворитов -Пола Пфайффера, прошедшую в 2009 году в Baibakov Art Projects «Механика перспективы». Для того, чтобы понять, почему, посмотрите  видеотур по выставке.

Для более подробной информации о конференции «Seven on Seven», или для заказа билетов на мероприятие, перейдите сюда.
С полной статьей Грегори можно ознакомиться здесь.

Трагический уход Паша 183 вновь обратил внимание на российский стрит-арт

 

Паша 183. В предкушении Нового года, 2011

Паша 183. В предкушении Нового года, 2011Менее чем через неделю после того, как художник Владик Монро был найден мертвым на Бали, российское арт-сообщество было шокировано смертью еще одного культового героя: уличного художника Pasha 183

Менее чем через неделю после того, как художник Владик Монро был найден мертвым на Бали, российское арт-сообщество было шокировано смертью еще одного культового героя: уличного художника Pasha 183.

Паша родился и вырос в Москве. Он мастерски создавал  визуальные каламбуры, используя популярные и знаковые  Советские образы (к примеру, полюбившийся многим образ с обертки шоколада «Аленка»), что  породило целую плеяду последователей. В своем творчестве он делал ставку на перформанс и инсталляцию, часто создавая и распространяя видеозаписи процесса работы, при том,  что в России стрит-арт приравнивается к административному нарушению. Взять, к примеру,  вот эту инсталляцию  «Громкость»:

Более подробно с работами Паши можно ознакомиться на его сайте  или на посвященной ему русскоязычной странице от CodeRedMagazine.

Возможно,  Pasha 183  и сетовал на любые сравнения с Бэнкси, ведь согласно интервью BBC, «ему было непонятно сравнение с богатым художником-знаменитостью, проживающим в другом конце Европы». Однако на этой неделе на своем сайте  Бэнкси опубликовал работу в память о Павле  под названием Pasha 183 RIP — на ней изображен балончик с краской и горящим на его вершине вечным огнем.

Бэнкси Паша 183 RIP, 2013

Бэнкси Паша 183 RIP, 2013

Тем временем, в результате общественного резонанса по поводу кончины  Pasha 183  руководитель Департамента  Культуры Москвы Сергей Капков сделал следующее заявление. Этим летом  более 150 городских стен, оград и зданий Москвы будут отданы уличным художникам  с целью развития и продвижения стрит-арта в России. Все это пройдет в рамках  кампании «Лучший город мира» (удачи, как говорится…)  Это шаг, безусловно, любопытен, принимая во внимание тот факт, что большинство уличных художников России работают тайно, чтобы защитить себя от уголовного преследования. Но будем верить  в добрые намерения  господина Капкова.

На открытии XI Международной биеннале современного искусства в Шардже (ОАЭ) воссоздали историю и объявили обладателей премий

wael-shawky

Ваэль Шауки, Dictums 10:120, 11-ая Шарджская биеннале, фото Фонда искусств Шарджа

На Ближнем Востоке свои двери для гостей распахнула  XI Международная  биеннале современного искусства в Шардже под названием «Раз:единение: Навстречу Новой Культурной Картографии». Ее куратором выступила Юко Хасегава, а всего биеннале объединила  более 100 художников (среди них были участники выставки «Нескончаемый бой» Саадан Афиф и Латифа Эшак, а также Педро Рейес, Олафур Элиассон и коллаборация Мэттью Барни и Элизабет Пейтон).

Семь из перечисленных художников были удостоены Премии за выдающийся вклад  в SB11: Апичатпонг Вирасетакун  и Чай Сири; Тиффани Чанг, Ваэль Шауки; Монир Шахруди Фарманфармаян; Магди Мостафа; и Фумито Урабе. Вирасетакун был награжден за видео о строителе из Бангладеша, Dilbar, 2013, которое он создал совместно с Сири, при этом режиссер  также курировал кинопрограмму фестиваля. Тем временем, Шауки получил приз за свой перфоманс Dictums 10:120, где воссоздал  скандальную SB10 посредством  перевода отрывков кураторских текстов XX биеннале на урду. Шауки дал краткое интервью о подготовительном процессе, с которым вы можете ознакомиться здесь, на сайте Sharjah Art Foundation.

SAF: Что вы думаете о Международной биеннале современного искусства в Шардже?
Ваэль: (смеетсяОна еще не началасьно пока прогнозы оптимистичные!

И он был прав. Как уже было сказано выше, общая сумма премий составила около $40,000.

Подробную информацию о XI Международной  биеннале современного искусства в Шардже (которая продлится до 13 мая, 2013 года) вы можете посмотреть на официальном сайте.

Коллекция Джорджа Эконому в Эрмитаже 20/21

Ансельм Кифер,Tempelhof 2011, Собственность галерея White Cube, Лондон

Ансельм Кифер, Tempelhof 2011. Собственность: галерея White Cube, Лондон

Вслед за новостями о том, что здание Генерального Штаба, принадлежащее Эрмитажу, будет принимать в своих стенах Manifesta 10 в 2014 году, Государственный Эрмитаж объявил о  продолжении  своей программы по современному искусству (последним ярким событием которой стала выставка Братьев Чепменов «Конец веселья») выборкой из расположенной в Афинах коллекции Джорджа Эконому.

Отблеск. Немецкое искусство из коллекции Джорджа Экономоу раскроет наследие Немецкого Экспрессионизма и Новой объективности как оно влияло на искусство Германии послевоенного периода и современности.  Кажущийся «вырождающимся» в своей собственной стране этот стиль окажется сильным орудием дял коммуницирования с существующими послевоенными реалиями. Будут представлены работых как Отто Дикса (OttoDix), Георга Гроса (GeorgeGrosz), так и немецких импрессионистов Эрнста Кирхнера (ErnstKirchner), Макса Пехштейна (MaxPechstein) и современных мастеров Ансельм Кифера (AnselmKiefer), Георг Базелица (GeorgBaselitz),  и Нео Рауха (NeoRauch).

Выставка предствляется настолько многогранной, что мы особенно заинтересованы в том, чтобы увидеть, как историческая дискуссия вокруг «Дегенеративного искусства» будет представлена в современном Санкт-Петербурге, где цензура заняла свое прочное место.

Выставка пройдет с 24 мая 2013 года по 19 января 2014 года, открывая широкие возможности для заинтересованных зрителей совершить свое путешествие. 

Это не шутка: Роскомнадзор начинает выборочно блокировать социальные сети в России

The mock-up for the Guggenheim’s April Fools’ announcement of a building expansion.

Расширение музея Гуггенхайма в первоапрельский «День дураков»

Первого апреля нам предстояло довольно утомительное занятие  — пробраться через весь поток интернетовских уток, обрушившийся  на веб-пользователей. В процессе мы выяснили, что  Музей Гугенхайма якобы планирует надстроить культовое здание Фрэнка Ллойда Райта еще на 13 этажей, а из ежедневной сводки новостей Artinfo рассказала  байки о том, как «покупка за $5,  сделанная на  блошином рынке, оказалась одним из перфомансов Тино Сегаля стоимостью $3 миллиона», и что «Sotheby’s объявляет о новой услуге опекунства над приобретенным на аукционе искусством» и гарантирует, что «клиенту не придется когда-либо снова смотреть на свое приобретение. Однако среди всего этого многообразия оказалась новость, которая, к сожалению, оказалась правдой.

В то время как российский интернет бурлит на эту тему уже начиная с прошлой недели, статья от 31 марта 2013 года в New York Times подтвердила, что в России начали выборочно взламывать аккаунты социальных сетей, включая FacebookTwitter и Youtube, под эгидой  закона «О защите детей от информации…», который вступил в силу в ноябре несмотря на недовольство, которое он вызвал на стадии обсуждении прошлым летом. Согласно этому закону Роскомнадзор ( акроним, вызывающий ассоциации с фильмами Бондианы, но на самом деле сокращенно означающий Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций) теперь наделен полномочиями  блокировать вебсайты или провайдеры,  которые предоставляют контент, имеющий потенциальную опасность для детей.

В то время как этот закон применяется  в отношении изображений насилия над детьми, он также может использоваться и  в отношении сайтов, которые пропагандируют наркотики и суицид. Не исключаем, что на  бумаге все это выглядит разумно, но если хотя бы вспомнить грубые нарушения, совершаемые под  эгидой закона «О гомосексуальной пропаганде…», возможные последствия нового закона представляются пугающими.  
Согласно статье Эндрю Крамера:

Однако лидеры оппозиции выступили против закона, как лазейки для повальной  цензуры в российском интернете. Они выражают беспокойство в том, что  социальные сети, которые использовались для  организации протестов против президента Владимира Путина, будут закрыты.

«Закон о защите детей…», говорят они, создает такую систему для чиновников,  в рамках которой они смогут требовать от компаний выборочной блокировки индивидуальных посты. Это будет сделано для того, чтобы иметь возможность  удалять спорный материал, не прибегая к полному запрету,
Facebook или YouTube, ведь подобные радикальные меры могут негативно сказаться на имидже России за границей и вызвать негодование у интернет пользователей внутри страны.

Перед тем, как процитировать схожие законы о блокировании контента в таких странах, как Турция, Франция и Германия, Крамер уверяет, что «русские в большинстве своем выбирают не политический контент, а неподдельно удручающий, который постят русско-говорящие пользователи».

Мы уже слышали рассказы о том, как книги Бодлера и Уолта Уитмена убирали с книжных полок за то, что они якобы пропагандировали нездоровый образ жизни.

Мы были и продолжаем быть осторожными во всем, что касается цензуры, так как ничто так не раздувает огонь, как истории о ней (возможно на это надеется  Марат Гельман, который привез свою выставку Icons,  вызвавшую волну возмущений в Краснодаре,  в Креативном Пространстве «Ткачи» в Санкт-Петербурге – но об этом подробнее позже).  И все же, мы будем держать руку на пульсе  и будем рады любым новостям из первых рук из России.

Полностью Статью Крамера вы можете прочитать здесь.