«Конец веселья» для российского арт-сообщества? Назад в прошлое, 2012 год.

Надежда Толоконникова, Pussy Riot

Надежда Толоконникова, Pussy Riot

2012 год прошел под эгидой Балаклавы для российской художественной общественности. Мы прекрасно помним, как представители западного шоу-бизнеса чествовали PR в футболках «Free Pussy Riot», что несомненно большой шаг. И несмотря на то, что западная поддержка не была принята во внимание в решении судебного разбирательства, но данный прецедент получил огромную огласку, заявив на весь мир о множественных проблемах в России, в том числе, цензуре и не только…

Детали инсталляции Джейка и Диноса Чепменов "Конец веселья", 2007

Детали инсталляции Джейка и Диноса Чепменов «Конец веселья», 2007

Стоит вспомнить еще один скандал, связанный с современным искусством и цензурой в Петербурге. Команда отдела современного искусства Государственного Эрмитажа – Эрмитаж 20/21 – зимой 2012 года открыла для широкого обозрения выставку Джейка и Диноса Чепменов, озаглавив начало работы Эрмитажа 20/21 на своей новой площадке в здании Главного Штаба. На открытии куратор проекта Дмитрий Озерков поставил вопрос о том, как воспринимаются работы Гойа из музейной коллекции Эрмитажа сегодня. Ответом послужила выставка «Конец веселья», реакция на которую не заставила себя долго ждать. Инсталляция братьев Чепменов «круги ада» спровоцировала гнев РПЦ, уже многократной «прославившейся» в этом году. Мадонна в тоже самое время заочно выиграла судебное разбирательство по разжиганию гомосексуализма и других смертных грехов, в которых ее обвинили благочестивые граждане после концерта в Петербурге. И пока международные газеты скандировали «цензура!», Эрмитаж спокойно провел конференцию, подтвердив в очередной раз важность данной экспозиции в наше время.

В статье для GuardianМириам Элдер (Miriam Elder) цитирует Дмитрия Озеркова:
«Нам потребовалось 10 лет для того, чтобы наверстать упущенное – художники зачастую вынуждены кричать о своем присутствии: «Мы здесь, заметьте нас!» Обращаясь к выставке российского искусства в галерее Саатчи в Лондоне, он также заметил: «Сейчас есть сигналы к переходу на новый уровень. Выставка братьев Чепменов и выставка российского искусства в Лондоне продемонстрировали, как далеко Россия ушла, но это уже другая история».

Министр культуры РФ Владимир Мединский оперативно получает информацию по iPhone во время Ученого совета. © Артгид

Министр культуры РФ Владимир Мединский оперативно получает информацию по iPhone во время Ученого совета. © Артгид

Возвращаясь в Москву, мы сталкиваемся с совершенно беспрецедентной ситуацией: на государственном уровне обсуждается вопрос закрытия Государственного института искусствознания и других подведомственных Министерству культуры научно-исследовательских гуманитарных институтов. В сети мгновенно появилась петиция президенту РФ «Остановите разгром гуманитарной науки!», но все же протесты по данному делу не обладали столь яркой окраской, сколь протесты в защиту PR.

Ниже мы приведем слова министра культуры РФ – Владимира Мединского — на незаменимом ресурсе для нас Артгид:

«Поверьте, мне было бы значительно проще принять решение за закрытыми дверями, а вы бы узнали о нем из приказа, вывешенного на входе. И на этом тема бы завершилась, вот и все. Прийти сюда и провести этот непростой разговор мне тяжелее, чем этого не делать. Я пришел сюда для того, чтобы узнать ваше мнение и принять правильное решение, в том числе опираясь не только на мнение Общественного совета, но и на мнение в первую очередь сотрудников института и ученых. Кстати, тут возник вопрос, кто входит в этот совет. Мне тут прислали справку: в него входят директора всех институтов по должности, ректора всех московских вузов по должности и руководители профильных департаментов. <…> По поводу возмутившей многих статьи [Ивлиева] в “Российской газете”: она, наверное, написана достаточно эмоционально, но она написана как эмоциональный ответ на выступление одного из руководителей института. Очень здорово, что этот институт основан в 1943 году. А теперь представьте себе, что было бы, если бы в 1943 году в газете “Правда” руководитель института вступил в публичную дискуссию с руководством страны на тему того… (сильный шум в зале). Я просто хочу сказать, что любые проблемы можно и нужно решать… (шум не стихает). Я могу перестать говорить, мы закончим и дальше перейдем к бумажным ответам».

Безусловно, слова министра могли бы быть восприняты с большим почтением, если бы он отрывался на какое-то время от своего iPhone по ходу заседания. (На комментарий, что министр «гипнотизирован его iPhone», Владимир Мединский ответил, что он смотрел на iPhone, лишь для того, чтобы получать информацию!»)

2012 год Апокалипсиса Майа мог пройти куда хуже, а мы смотрим вперед в 2013, который начнется с открытия нового проекта APERTO gallery, который создан при участии быших и нынешних членов нашей комнады – вскоре появится более подробная информация!  — как и линия интригующих выставочных проектов в России, выставка Филиппа Паренно (Philippe Parren) в ЦСК «Гараж» в марте под кураторством Ханса Ульриха Обриста (Hans Ulrich Obrist).

C художественным прогнозом от основателя Baibakov Art Projects, Марии Байбаковой вы можете познакомиться в «Новизне» (Nowness). И получить удовольствие от веселой сводки с ArtBasel на портале Buro 24/7, в которой Мария делится инсайдерской информацией и своими мыслями о том, что значит быть коллекционером по-русски.

От лица Марии и всей нашей команды Baibakov Art Projects, мы хотели бы поблагодарить всех наших читателей и пожелать каждому из вас восхитительного Нового года!

Мария Байбакова в Белом доме, Вашингтон, декабрь 2012

Мария Байбакова в Белом доме, Вашингтон, декабрь 2012

Реклама

Мэтью Брэннон приготовил «светский» сыр в поддержку деятельности Линкольн-центра

Мэтью Брэннон "Незрелый, художик", 2012, тираж 9

Мэтью Брэннон «Незрелый, художик», 2012, тираж 9

Ранее мы уже писали о том, что являемся истинными поклонниками Веры Лист и ее восхитительных арт-проектов (Vera List Art Projects). В рамках одного из которых в Линкольн-центре (Lincoln Center) прошел ряд встреч с самыми непредсказуемыми представителями современного искусства.

Программа наследия Веры Лист, в свою очередь, продолжает традицию знакомства публики с постерами ведущих художников современности, последним из которых под названием “Культурный вымогатель” (“CULTURE VULTURE”) сделала Барбара Крюгер (Barbara Kruger). Вы можете посмотреть его здесь.

В духе этого проекта, Линкольн-центр (Lincoln Center) заказали постер у одного из наших фаворитов, Мэтью Брэннона (Matthew Brannon). Мэтью был один из участников проекта Baibakov Art Projects “Пять” в 2009 году, для которого он в том числе разработал обложку каталога.

В настоящий момент – лимитированный тираж постера “Незрелый, Художник” Immature, Artist — доступен на портале Artspace.

Художник рассказал о своем проекте:
Когда представители Линкольн-центра пригласили меня сделать для них принт, я воспринял это, как огромную честь, но в тоже время мне стало не по себе. Я вспомнил о своем переезде в Нью-Йорк в 1997 году. Это было непростое время, когда у меня не было денег даже на ночлег в студенческом общежитии. Единственной альтернативой для меня на тот момент была встреча с друзьями у Линкольн-центра, когда мы часами напролет могли разговаривать и пить, сидя на мраморных ступенях у фонтана. Я всегда буду помнить это время.

Когда я стал делать свои первые произведения искусства, меня больше всего волновала концептуальная составляющая. С помощью игры слов я старался создать новый ассоциативный ряд, как на визуальном, так и на вербальном уровне. Иногда при этом рождались слишком личные и невразумительные ассоциации, но иногда вполне доступные для широкой аудитории. И в такие моменты я думал о сыре. Почему сыре? Я помню, когда я только переехал в Нью-Йорк, я заметил, что люди там (по крайней мере, в арт-тусовке) очень любят сыр. Тем не менее, случайно или нет, это на меня повлияло. Я периодически встречал людей, которые мне рассказывали о своей любви к сыру. А я по своей природе люблю передразнивать людей, и с того момента я стал особое внимание уделять этому факту. Я разработал свою систему оценки того, что наиболее и наименее ценно в данном вопросе, так как можно многое сказать о личности человека в связи с его предпочтениями в сыре. По правде говоря, я сам не являюсь истинным фанатом сыра, я думаю, у меня непереносимость лактозы. Все то, о чем я сейчас рассказываю, в моем понимании напрямую связано с культурой. Я понимаю, что многое сейчас меняется. Но в моем художественном концепте многое строится на устарелом понятии «причуды». 

Проект был по полностью реализован при поддержке Линкольн-центра. Более подробную инфо смотрите здесь.

Фото с коктейльной вечеринки в резиденции Марии Байбаковой в Майами по случаю выпуска принта Мэтью Брэннона для Vera List Art Project в Линкольн-центре смотрите на Buro 24/7.

Мэттью Брэннон, Мария Байбакова и Президент Линкольн-центра Рэйнольд Левиб 5 декабря

Мэттью Брэннон, Мария Байбакова и Президент Линкольн-центра Рэйнольд Левиб 5 декабря

Наши поздравления лауреатам Future Generation Art Prize 2012 и Премии Кандинского!

Художники Эмили Ройсдон (Emily Roysdon), Ахмет Огют (Ahmet Öğüt) и Райан Табет (Rayyane Tabet) и Марва Арсаниос (Marwa Arsanios) и Абигали ДеВилль (Abigail DeVille). © PinchukArtCenter

Художники Эмили Ройсдон (Emily Roysdon), Ахмет Огют (Ahmet Öğüt) и Райан Табет (Rayyane Tabet) и Марва Арсаниос (Marwa Arsanios) и Абигейл ДеВилль (Abigail DeVille). © PinchukArtCenter

На прошлой неделе PinchukArtCentre назвал победителей ежегодной премии Future Generation Art Prize. Пятью специальными премиями в размере $20,000, вместо положенных двух, были награждены: Жонатас де Андраде (Jonathas de Andrade, Миколь Ассаэль (Micol Assael), Ахмет Огют (Ahmet Öğüt) и Райан Табет (Rayyane Tabet) и Марва Арсаниос (Marwa Arsanios). Главный приз в денежном эквиваленте — $100,000 – достался молодой британской художнице Линетт Ядом-Боакье (Lynette Yiadom-Boakye), принимавшей участие в биеннале в Кванджу, Лионе и выставке в Новом музее в Нью-Йорке “The Ungovernables”.

Согласно пресс-релизу:

«Жюри отдало главную награду Линетт Ядом-Боакье за ее экстраординарные живописные работы, в которых свет и мрак соединяются воедино, демонстрируя, тем самым, качество работ и их социальную значимость. Более того, жюри наградило Линетт за ее многопрофильную деятельность, которая раскрывается по средством картин. Линетт также известна как писатель коротких рассказов, и на данный момент Линетт готовит к публикации свой роман».
FGAP сняли видео о художнике, которое вы можете посмотреть ниже:

Буквально следом за Future Generation Art Prize, вчера состоялось награждение ежегодной премии культурного Фонда и Издательства «АртХроника» —  премии Кандинского.

Гриша Брускин "Время Ч", 2012

Гриша Брускин «Время Ч», 2012

Несмотря на то, что в этом году вокруг премии разгорелись ожесточенные споры – в связи с протестами против исключения Pussy Riot из списка номинантов, — мы рады поздравить Дмитрия Венкова с победой в номинации «молодой художник». Baibakov Art Projects работали с Димой во время своей первой выставки в Москве в 2008 году. Документация процесса подготовки выставки легла в основу фильма Димы «Мир Другого».

Судьба главного приза оказалась двояка во всех смыслах. Члены жюри не смогли отдать свое предпочтение одному из конкурсантов и приняли решение наградить одновременно АЕС+Ф и Гришу Брускина, таким образом исключив лишь третьего номинанта Алладина Гарунова.

В след за церемонией награждения Артгид опубликовал остроумное изображение лауреатов премии прошлых лет – Анатолия Осмоловского, Александра Бродского, Юрия Альберта, Алексея Беляева-Гинтовта и Вадима Захарова, представляющего Россию на Венецианской биеннале в этом год, с самим Василием Кандинским.

Юрий АльбертЯ не верю в самолегитимацию художника: «Я объявил себя художником, значит, я художник» — это не работает.
Василий Кандинский (несколько озабоченно): Сознательно или бессознательно художники следуют словам Сократа: «Познай самого себя!» Сознательно или бессознательно они начинают обращаться главным образом к своему материалу; они проверяют его, кладут на духовные весы внутреннюю ценность его элементов, необходимых для создания их искусства.
Алексей Беляев-Гинтовт (вскакивает с места): Меня привлекает эстетика совершенных форм. Я — аполлонист.
Анатолий Осмоловский: Думаю, что Беляев-Гинтовт не талантливый художник… Эстетическая составляющая в творчестве Беляева-Гинтовта равна нулю.
Алексей Беляев-Гинтовт (садится на место): Осмоловский недуэлеспособен. Я не считаю его равным себе с этической точки зрения.
Вадим Захаров (обращаясь к Кандинскому): В Москве очень много достойных художников.

асилий Кандинский (слева) и художники-лауреаты премии Кандинского. Коллаж: Вадим Семенов/Артгид

асилий Кандинский (слева) и художники-лауреаты премии Кандинского. Коллаж: Вадим Семенов/Артгид

С полной версией текста вы можете ознакомиться здесь.
Спасибо Артгиду за их чувство юмора!

Запуск новой концепции «мобильности» Московского музея дизайна

Московский музей дизайна, мобильный выставочный зал

Московский музей дизайна, мобильный выставочный зал

В феврале мы писали уже о мобильном выставочном зале Московского музея дизайна, который на тот момент готовился к запуску.

На днях Катя Крупенникова, бывший участник коллектива Baibakov Art Projects, и нынешний независимый куратор в Амстердаме, написала для Mooove Magazine статью о том, что «музей готов к своему продолжительному путешествию».

Что же в России, как известно, две беды: «дураки и дороги». Музей в свою очередь должен сгладить ту культурологическую и географическую «пропасть», с которой живет российский народ. Но, как метко замечает Катя, это далеко не первая попытка привести в жизнь такого рода просветительский проект. В 1920-х годов государство использовало систему образовательной подготовки – Ликбез – массовое обучение неграмотных людей чтению и письму в Советской России и СССР…

С полной статьей вы можете познакомиться здесь. Инфо о Московском музее дизайна смотрите на официальном сайте.  Мы также советуем вам ознакомиться с материалом Джим Льюиса (Jim Lewis) для T Magazine.