Лауреатом премии Дюшана 2013 стала Латифа Эшак

Image

Латифа Эшак на открытии выстваки «Нескончаемый Бой». Москва, 2010

Мы рады объявить, что лауреатом премии имени Марселя Дюшана за 2013 год стала Латифа Эшак (Latifa Echakhch) за инсталляцию Le Modèle. Но, признаться, в этой гонке мы болели не за одного участника. С тремя из четырех номинантов на премии нас связывают прошлые проекты. Латифа Эшак, Рафаэль Зарка (Raphael Zarka) и Клер Фонтэйн (Claire Fontaine) участвовали в выставке Baibakov Art Projects “Нескончаемый Бой”. В 2010ом ее организовали Мария Байбакова, Катя Саттон и Жан-Макс Колард. В ней, кстати, представили свои работы и другие лауреаты премии Дюшана: Томаса Хершхорн, Садан Афиф и Сиприен Гайяр. (Чтобы узнать больше о “Нескончаемом бое” и ее связи с премией Марселя Дюшана читайте наш пост  от февраля прошлого года, когда были впервые объявлены кандидаты).

Латифа для нас художник особенный и скрывать наше восхишение ею невозможно. Только посмотрите на ее творение “Фантазия” на выставке Baibakov Art Projects.

Как победитель, Эшак создаст персональный проект для Центра Помпиду. Он откроется осенью следующего года. Интересно, что же из этого получиться? Остается с нетерпением ждать.

Конечно, работы всех кандидатов достойны внимания. Мы искренне поздравляем их с такими серьезными результатми! Так, стоит отметить Riding Modern Art Зарки и фотографии Клер Фонтэйн, позирующей с персоналом.

Более подробную информацию о премии вы найдете здесь.

Image

«Нескончаемый Бой» Baibakov Art Projects, работы Садан Афиф и Латифы Эшак, 2010.

Реклама

Манифеста получит от государства сумму в три раза больше, чем Московская биеннале

Главный штаб, Эрмитаж

Вслед за 5-й Московской биеннале, Министерство культуры России занялось укреплением культурных позиций России. Даже рассматривается возможность формирования национальной идеологии (за это, например, решительно выступает режиссер Никита Михалков, который уверяет, что это в интересах «национальной безопасности»). На первом заседании в Совете Федерации, прошедшем в начале месяца, Министр культуры Владимир Мединский из изложил планы на 2014 год, «год культуры». Среди прочего, будет отведен бюджет для регионов России. Он напомнил о своем недавнем визите Манежа: «Я тут зашел в Манеж, там еще не кончилась Московская биеннале. Я ходил и думал: почему никто не крикнет: «А король-то голый»? Почему мы должны под современным искусством видеть что-то абстрактно-кубическое, корявое, в виде груды кирпича? Да еще за государственные деньги! Не говоря о том, что это непонятно абсолютному большинству жителей России.» [Найти оригинал можно здесь. ] Кстати, правительство России предоставило биеннале 48 миллионов рублей (около 1,5 млн долларов), что стало примерно половиной ее общего бюджета (другую половину финансирования принесли спонсоры и партнеры. )

В свете этих замечаний, мы задались вопросом, как подобного рода установки отразятся на практике современного искусства в рамках этого Года культуры ? Сейчас, кажется, все проблемы будут разрешены. Так, правительство Санкт-Петербурга объявило, что будет выделено 142 млн рублей (около 4,5 млн. долларов) для Манифесты 10 (которая пройдет с 28 июня до 31 октября 2014 года). Конечно, даже такая значительная сумма в наше время может и не покрыть проект масштаба Эрмитажа полностью. Но интересно, что в этом контексте Петербург принимает традиционную роль «моста между Европой и Россией» (по словам губернатора города Георгия Полтавченко).

Луиз Буржуа, Филе (версия сладкая), 1968-1989

Эта цифра почти в три раза больше средств отданных биеннале. Но надо учесть, что это не только 20-летие Манифесты, но и 250-летие самого Эрмитажа. Оба повода превосходны для такого щедрого финансирования. Более того, в список участников, предоставленном куратором Каспером Кенигом (Луиз Буржуа , Мария Ласниг, Марлен Дюма и тд) входят именно те респектабельные, всемирно известные имена, которых в биеннале явно не хватало.

Нет никаких гарантий, что будет «груда кирпичей». В конце концов, Джереми Деллер способен на все.

Все эти женщины: Заметки о Лондонской ярмарке

Lutz Bacher, Chess,  the ICA London, October 2013

Lutz Bacher, Chess, the ICA London, October 2013

На прошлой неделе центром мира современного искусства стала Лондонская ярмарка Фриз (Frieze Art Fair) и ее младшая сестра Фриз Модерн (Frieze Modern). Некогда «новая» и » интеллектуальная» ярмарка Фриз стала все более предсказуемой. Но порох еще есть, и прошедшая Фриз предоставила несколько сюрпризов. Например, Марк Леки (Mark Leckey) в Cabinet и замечательный проект Пилви Такала (Pilvi Takala), где она, получив Emdash Award (₤ 10 000), предложила группе детей в возрасте от 8 до 12 потратить эти деньги как им вздумается. [Читайте о проекте и самой художнице здесь и смотрите видео о том, что решили дети здесь.]

И все же, самыми захватывающими нам показались проекты за пределами самой ярмарки. Галереи всегда стараются показать свое самое лучшее во время этих активных дней. Так и в этот раз: интересное сочетание работ Моррис Луиса (Morris Louis) и Сиприен Гайяра (Cyprien Gaillard) в Sprüth Magers, пространная Лиз Дешенес (Liz Deschenes) в Campoli Presti (кстати, находится в одном здании с Herald Стрит, показывающей запоминающееся соло-шоу Амалии Пика) и спело-клубничные картины Элисон Кац в галерее Laura Bartlett. И, конечно, фантазия о стиле жизни Elmgreen+Dragset «Завтра» — своеобразного спектакля в духе Коллекционеров на Венецианской биеннале в 2009ом, поставленного в интерьерах музея Виктории и Альберта с реликвиями из коллекции.

Завтра в Музее Виктории и Альберта, 2013 . Фото: Андерс Берг Суне

Завтра в Музее Виктории и Альберта, 2013 . Фото: Андерс Берг Суне

В галерее Гагосян  The Show is Over. Выставка исследует предполагаемый конец живописи через работы Фрэнсиса Пикабия, Ричарда Серра , Роберта Раушенберга, Зигмар Польке, Герхарда Рихтера, Майка Келли, Эд Руша, и Кристофера Вула, Дэна Колена, Уэйд Гайтона и Джеффа Элрода. Это впечатляющее мужское собрание из 35 художников. Включена только одна женщина – Ким Гордон. (Возмутились даже в Huffington Post.) К сожалению, этот случай не исключение в практике знаменитой галереи.

Мира Шендель, Без названия, 1963

Мира Шендель, Без названия, 1963

Не в пример грустному реестру Гагосян, другие площадки и галереи Лондона заполнены соло-выставками женщин- художников. В Tate Modern, помимо выставки Пауля Клее, проходят отличные шоу Миры Шендель и первое важное музейное появление ливанской художницы Saloua Raouda Choucair. В Институте Современного Искусства проходит Black Beauty американской художницы Lutz Bacher, а в Whitechapel показывают 80е Сары Люкас. В галерее Барбикан Ayse Erkman, а в Hayward Gallery Southbank Centre предлагают погрузиться в темные глубины Аны Мендьеты. В Serpentine можно увидеть лирические работы Adrien Villar Rojas, представленные в гармонии с новым пространством галереи, называемым Саклер. Здание порохового склада 19-го века превратилось в обтекаемые органические контейнеры для  выставок архитектора Заха Хадида.

Все это напомнило нам о замечательной статье Уилсон-Голди, опубликованной в журнале Frieze пару выпусков назад (текст доступен в интернет-версии бесплатно после регистрации). Эссе «Слухи и признание» изучает недавно начавшуюся волну интереса к «потерянным» женщинам-художникам. Среди проявлений этого интереса она называет последние триумфы в раскрытии Etel Adnan, Anna Boghiguian и Charlotte Salomon, лауреатов Венецианского Золотого льва в этом году, Марии Лассниг и Марисы Мерц, открытии Мунир Фаоманфармаян и Лигии Папе, и активность, связанную с Sturtevant, Lee Lozano и Yayoi Kusama. Ссылаясь на конкретные моменты истории их наследия, Уилсон-Голди говорит следующее в контексте обсуждения выше перечисленных художниц:

За исключением Лозано, которая, вероятно, является самый исключительный из них, эти художники стали очень реальными, поддерживаемые выставками, книгами, СМИ и рынком. Что привлекло внимание всего мира к работам этих женщин? Было бы замечательно, возможно даже глупо и ошибочно, предположить, что это обусловлено работой феминисток с армией великодушным активистов, трудящихся за кулисами, чтобы исправить десятилетия и столетия доминирования мужчин в истории искусства. Было бы столь же неправильно предположить, что тема пола художников уже неактуальна, что она не имеет значения и принадлежит, по словам Стёртевант, к пережиткам «средневекового мышления» . Очевидно, что мужской шовинизм продолжает быть. Причины, по которым женщины были упущены как художники, довольно легко идентифицировать. Сложнее, однако, найти способ для решения последствий этих упущений.

Рекомендуем вам почитать.

Anna Boghiguian, Leper, 2008

Anna Boghiguian, Leper, 2008

Борис Гройс отказывается от участия в Платформе Киевской Биеннале

Владимир Кузнецов, Колиивщина: Страшный суд, 2013

Владимир Кузнецов, Колиивщина: Страшный суд, 2013

В своем первом выпуске в 2012, Киевская биеннале дополнила свою выставку «Лучшие времена, худшие времена : Возрождение и Апокалипсис в современном искусстве « (автор названия – куратор Дэвид Эллиот) серией лекций известных как Дискуссионная платформа . В 2012 году куратором этой платформы была москвичка Катя Деготь. Под названием «Искусство после конца света», серия дискуссий, лекций, семинаров, мастер-классов, и конференции состояла из внушительного списка участников: Рената Салецл, Франко Берарди, Оксана Тимофеева , Мария Хлаваева, Антон Видокль, и, конечно, Борис Гройс.

Несколько недель назад прошел слух, что Гройс и Мария Линд объединятся, чтобы взять на себя Дискуссионную площадку биеннале 2014 года. Не пошло много времени, как паре адресовали петицию (ArtLeaks). Открытое письмо от 29 сентября, говорит об инциденте цензуры, который произошел летом в Мистецьком Арсенале, бывшем доме Гогольфеста, а теперь дом для биеннале. Выставка «Велике і Величне» («Великое и Величественное»), открытая 27 июля, была посвящена 1025-летию со дня Крещения Киевской Руси. Художник Владимир Кузнецов представил работу «Колиивщина: Страшный суд», «отображающую народный взгляд на ситуацию в стране.» Согласно первоначальной концепции, работа должна была поведать о событиях во Врадиевке, где граждане штурмовали милицейский участок, требуя правосудия после того, как 29-летняя женщина была жестоко изнасилована и избита сотрудниками милиции. Директор Арсенала Наталья Заболотная и куратор Александр Соловьев, возможно, и воображали в работе Кузнецова какой-то призыв к справедливости, но когда во фреске появились изображения правонарушителей — включая несколько священников – горящих в аду, который подозрительно напоминал Чернобыль. Изображение это было быстро закрашено черной краской. Еще одна работа, Василия Цалагова Коктейль Молотова, также был цензурирован – то есть, » удалена» (в Arsenale утверждают, что работа была удалена, поскольку не подходила к общей теме) — по причинам, о которых можно догадаться из названия.

Владимир Кузнецов, Колиивщина: Страшный суд, 2013

Владимир Кузнецов, Колиивщина: Страшный суд, 2013

С 1 августа 2013 года, ArtLeaks помогли распространить открытое письмо с призывом к бойкоту Мистецького Арсенала и его программ, пока они не будет признано, что июльский инцидент был действительно актом цензуры. Письмо было подписано Инициативой Самозащиты Трудящихся Искусства. 29 сентября эта же организация объявила, что письмо, направленное Гройсу и Линд для ознакомления их с ситуацией 1 августа, на тот момент ответа не получило.

Теперь ответ есть – в форме письма Гройса Заболотной, где он объявляет о своем выходе из проекта (взято отсюда):

Дорогая Наталья,

Как я уже сказал в своем интервью, мне представляется, что можно участвовать в художественном проекте только в том случае, если чувствуешь себя в этом проекте комфортно. К сожалению, я чувствую себя некомфортно в проекте Второй Киевской Биеннале, поскольку у меня все более складывается впечатление, что украинская художественная сцена полностью сконцентрирована на своих внутренних проблемах, и поэтому я не вижу возможности организовать серьезную интернациональную дискуссионную программу в таких условиях. Прежде всего, это было бы некорректно по отношению к приглашенным участникам, поскольку у меня возникла уверенность, что они не будут выслушаны и поняты, от них будут только ждать реакции на внутриукраинские дискуссии.

 

Поэтому этим письмом я слагаю с себя обязательства по организации дискуссионной платформы в рамках Второй Киевской Биеннале и аннулирую заключенный между нами договор.

 

Я сожалею, что мне пришлось принять такое решение. Это решение никак не означает, что я присоединяюсь к призыву бойкотировать Биеннале. Напротив, я считаю такой призыв неправильным и вредным для художественной системы. Я благодарен Вам за ваше приглашение и за доверие, которое Вы мне оказали. Просто я не вижу для себя лично возможности организовать в Киеве платформу, соответствующую моим представлениям об ответственной и рациональной дискуссии.

 

С уважением, Борис Гройс

Как и следовало ожидать, это письмо взорвало социальные сети. Говорят о «комфорте» куратора, риторике украинских ультра-левых движений и о значении «международных дискуссионных площадок «. (Нам особенно нравится диалог между Деготь и победителем Премии PinchukArtCentre Никитой Кадан.) Мы будем держать вас в курсе по поводу этих дебатов.

Новые имена: Гараж и Премия Кандинского

Аня Желудь, 2013

Аня Желудь, 2013

События Московской биеннале идут свои чередом, но нас особенно интересуют сайд-проекты. Причина – они предоставляют возможность познакомиться с некоторыми из новых российских художников, многие из которых были недавно отмечены грантами.

Как Катя Саттон из Baibakov Art Projects рассказывает в репортаже о Московской биеннале на Artforum.com, новый главный куратор Гаража, Кейт Фоул (Kate Fowle), планирует большие изменения в его программе — от кураторских программ обучения до архивной библиотеки и исследовательских грантов для международных художников, заинтересованных в работе в России. Конечно, еще до приезда Фоул Гараж двигался в этом направлении, создавая проекты совместно с издательской домом Ad Marginem и предлагая ряд стипендий для молодых российских художников (в конце концов, одна из самых больших препятствий на пути молодых художников является не столько отсутствие информации, как отсутствие средств на жизнь изо дня в день).

На прошлой неделе Гараж объявил о нынешний урожае стипендий и грантов. Из 307 заявителей, 6 будут получать стипендию в размере 20,000 рублей (около $620) каждый месяц в течение всего года, позволяя им сосредоточиться на развитии их практики.

Финалисты:

Евгений Гранильщиков (Москва)

Арсений Жиляев (Воронеж – Москва)

Ксения Сорокина (Астрахань – Москва)

Группа ZIP (Краснодар)

Марина Андросович (Москва)

Илья Долгов (Воронеж)

Иван Горшков (Воронеж) (Продлена стипендия)

Ксения Сорокина, документация исполнения Pier, 2013. Предоставлено Gallery White, Москва.

Ксения Сорокина, документация исполнения Pier, 2013. Предоставлено Gallery White, Москва.

Между тем, после того, как сотрудники Артхроника «добровольно» покинули свои рабочие места в конце этого лета, разговоров о премии Кандинского, как одном из основных аспектов деятельности Фонда, было больше, чем обычно.   Ранее этим летом, опубликовали список кандидатов. На прошлой неделе Фонд объявил шесть финалистов — по три в каждой из двух категорий : Проект года и Молодой художник года (категория «Медиа-проект года» была отменена еще раньше).

Проект года
Аня Желудь. Проект «Упражнение»
Ирина Нахова. Проект «Без Названия»
Группа Recycle. Проект «Letter F»

Молодой художник. Проект года
Евгений Гранильщиков. Проект «Позиции»
Надежда Гришина. Проект «Срывмашина»
Тимофей Парщиков. Проект «Times New Roman. Эпизод 3: Москва»
Как мы отмечали ранее, мы рады видеть так много новых имен — многие из которых являются выпускниками Московской школы фотографии и мультимедиа имени Родченко, важная роль которой становится все больше заметной на московской сцене.

Тимофей Парщиков, из Times New Roman: Episode 3, 2013

Тимофей Парщиков, из Times New Roman: Episode 3, 2013

ГЦСИ опубликовал список победителей первого этапа конкурса

Steven Holl Architects (США), Cite de L’Ocean et du Surg, 2005-2011

Steven Holl Architects (США), Cite de L’Ocean et du Surg, 2005-2011

Сегодня Новый ГЦСИ (Государственный Центр Современного Искусства) объявил о результатах первого из двух этапов открытого конкурса на проект нового здания. Жюри выбрало 10 участников из более 200 представленных предложений: “пять — из претендентов, подавших квалификационную заявку, содержащую необходимую информацию об участнике, пять — из претендентов, разработавших предварительную архитектурную концепцию музея.”  После того, как они получат техническое задание и разрабатывают архитектурные концепции, эти десять пойдут на второй этап рассмотрения, в результате чего в декабре 2013 года будет выбран победитель.

Сам проект является чем-то вроде нового начала или перезапуска для организации в целом, и, до сих пор, есть признаки, что все идет весьма положительная [Эксклюзив: Мария Байбакова из Baibakov Art Project, являясь одним из членов жюри, не дает даже и намека на детали происходящего.]. Вместо того, чтобы привлекать привычных звездных архитекторов, как это было принято до недавнего времени в России (см. любой из недавних проектов — в том числе проект сэра Нормана Фостера для музея А. С. Пушкина, который он в итоге был вынужден оставить позади), жюри выбрало номинантов на разработку архитектурной концепции музейно-выставочного комплекса на основе одних только их предложений, а не громких имен. Положительный момент, что три из пяти участников в предварительном списке из России (один из них – архитектор из Перми Антон Барклянский — выступил независимо, как частное лицо). И, как бы ни радовал набор молодых и новых талантов, всегда приятно видеть в такого рода списке своих старых знакомых — наших бывших соседей на Красном Октябре, MEL Space.

Итак, список:

Участники второго этапа конкурса в категории «Эскиз»:

ООО «Ю-ЭН-КЕЙ ПРОДЖЕКТ» (Москва, Россия)

WAI Architecture Think Tank (Китай)

ИП Антон Барклянский (Пермь, Россия)

ООО «Мел» (Москва, Россия)

Ghirardelli Giancarlo Architect (Италия)

 

Участники второго этапа конкурса в категории «Досье»:

Steven Holl Architects (США)

Nieto Sobejano Arquitectos (Испания)

Heneghan Peng (Ирландия)

51N4E (Бельгия)

Alejandro Aravena (Чили)
Как мы уже говорили, окончательное решение будет объявлено в декабре. Но здесь, конечно, важен сам процесс – ГЦСИ мастерски превратил конфликтную ситуацию в источник творческих идей и живого диалога, обеспечивая как московское так и международное художественное сообщество шансом ознакомиться с молодыми талантами и новыми именами.

 

MEL Space, PL House, 2013

MEL Space, PL House, 2013