Другие новости

Featured

В последние несколько недель Россия попадает в газетные заголовки по причинам, которые оставляют желать лучшего. Ситуация в культуре, к счастью, несколько иная: прошедшая неделя была богата на события в сферах, которые традиционно считаются «нашим всем» — балете и авангардном искусстве.

Легендарная выставка 0,10, воссозданная в Tate Modern.

Легендарная выставка 0,10, воссозданная в Tate Modern.

16-го июля в лондонской Tate Modern открылась выставка Малевич: Революционер Русского Искусства – первая крупная ретроспектива художника за долгие годы, плюс – первая ретроспектива в Великобритании.

Tate Modern проделал колоссальную работу и смог собрать по частным и музейным коллекциям работы, полноценно представляющие 30-летнюю карьеру художника и его путь от ранних изображений сцен религиозной и крестьянской жизни до супрематизма и обратно к фигуративному искусству.

«Черный Квадрат» – версия 1923-го года – лежит в основе экспозиции: по единственной сохранившейся черно – белой фотографии кураторы Tate воссоздали легендарную «Последнюю Футуристическую Выставку Картин 0,10», ту самую, на которой в 1915-ом года «Черный Квадрат» был показан впервые, в углу комнаты, на месте, традиционно отведенном для икон. Британская пресса уже называет ретроспективу Малевича одной из самых сильных выставок года , и мы не можем не согласиться. Cтоит заметить, что Tate давно оказывает серьезную поддержку русскому искусству, подтверждением чему, например, служит специально созданный комитет по  закупке произведений искусства из России и Восточной Европы, в который входит Мария Байбакова.

Холберг на сцене Lincoln Center. Фотография из Инстаграма Дэвида Холберга.

Безусловно, сейчас не самый простой период в американо – российских политических отношениях. Однако вечер в честь Дэвида Холберга, первого премьера Большого Театра американского происхождения, прошедший 17-го июля в нью–йоркском Линкольн — Центре, cтал нейтральной территорией, где торжествовало искусство.

Впервые а истории Большой привез в Нью-Йорк не только свою легендарную балетную труппу, но и оркестр, оперу и хор для двухнедельной серии выступлений в Линкольн — Центре.

32-х летний Холберг попал в Большой по приглашению Сергея Филина в 2011-ом. Последующие годы, омраченные нападением на Филина и последующими скандалами, окружающими театр, были не самыми простыми для американца. Однако он вышел из них более сильным танцором – как технически так и эмоционально – доказательством чему послужило блестящее выступление Холберга в партии принца Зигфрида в балете Лебединое Озеро, который в тот вечер был представлен на сцене театра им. Дэвида Х. Коха.

За трехчасовым выступлением  последовал званый ужин в ресторане Lincoln, организованный Марией Байбаковой  вместе с Яной Пил, Ингой Рубинштейн, Насибой Адиловой, Анной Николаквской и Мирославой Думой. Откроем все карты: Baibakov Art Projects является cоветником Lincoln Center Global, отделением Линкольн – Центра, который занимается международным культурным развитием и  консультирует лидеров в разных областях искусства по всему миру – и мы этим очень гордимся.

Ужин, гостями которого стали художники Илья и Эмилия Кабаковы, куратор Невилл Уэйкфилд, коллекционеры Фил и Шэлли Ааронс, куратор Whitney Museum Скотт Роткопф (от чьей текушей ретроспективы Джэфа Кунса мы в восторге), и арт – дилер Джэффри Дайч, стал теплым домашним приветствием для Холберга, который продолжает танцевать в составе труппы Американского Балетного Театра по сей день. Такие американо – российские отношения можно только поприветствовать.

 

Все эти женщины: Заметки о Лондонской ярмарке

Lutz Bacher, Chess,  the ICA London, October 2013

Lutz Bacher, Chess, the ICA London, October 2013

На прошлой неделе центром мира современного искусства стала Лондонская ярмарка Фриз (Frieze Art Fair) и ее младшая сестра Фриз Модерн (Frieze Modern). Некогда «новая» и » интеллектуальная» ярмарка Фриз стала все более предсказуемой. Но порох еще есть, и прошедшая Фриз предоставила несколько сюрпризов. Например, Марк Леки (Mark Leckey) в Cabinet и замечательный проект Пилви Такала (Pilvi Takala), где она, получив Emdash Award (₤ 10 000), предложила группе детей в возрасте от 8 до 12 потратить эти деньги как им вздумается. [Читайте о проекте и самой художнице здесь и смотрите видео о том, что решили дети здесь.]

И все же, самыми захватывающими нам показались проекты за пределами самой ярмарки. Галереи всегда стараются показать свое самое лучшее во время этих активных дней. Так и в этот раз: интересное сочетание работ Моррис Луиса (Morris Louis) и Сиприен Гайяра (Cyprien Gaillard) в Sprüth Magers, пространная Лиз Дешенес (Liz Deschenes) в Campoli Presti (кстати, находится в одном здании с Herald Стрит, показывающей запоминающееся соло-шоу Амалии Пика) и спело-клубничные картины Элисон Кац в галерее Laura Bartlett. И, конечно, фантазия о стиле жизни Elmgreen+Dragset «Завтра» — своеобразного спектакля в духе Коллекционеров на Венецианской биеннале в 2009ом, поставленного в интерьерах музея Виктории и Альберта с реликвиями из коллекции.

Завтра в Музее Виктории и Альберта, 2013 . Фото: Андерс Берг Суне

Завтра в Музее Виктории и Альберта, 2013 . Фото: Андерс Берг Суне

В галерее Гагосян  The Show is Over. Выставка исследует предполагаемый конец живописи через работы Фрэнсиса Пикабия, Ричарда Серра , Роберта Раушенберга, Зигмар Польке, Герхарда Рихтера, Майка Келли, Эд Руша, и Кристофера Вула, Дэна Колена, Уэйд Гайтона и Джеффа Элрода. Это впечатляющее мужское собрание из 35 художников. Включена только одна женщина – Ким Гордон. (Возмутились даже в Huffington Post.) К сожалению, этот случай не исключение в практике знаменитой галереи.

Мира Шендель, Без названия, 1963

Мира Шендель, Без названия, 1963

Не в пример грустному реестру Гагосян, другие площадки и галереи Лондона заполнены соло-выставками женщин- художников. В Tate Modern, помимо выставки Пауля Клее, проходят отличные шоу Миры Шендель и первое важное музейное появление ливанской художницы Saloua Raouda Choucair. В Институте Современного Искусства проходит Black Beauty американской художницы Lutz Bacher, а в Whitechapel показывают 80е Сары Люкас. В галерее Барбикан Ayse Erkman, а в Hayward Gallery Southbank Centre предлагают погрузиться в темные глубины Аны Мендьеты. В Serpentine можно увидеть лирические работы Adrien Villar Rojas, представленные в гармонии с новым пространством галереи, называемым Саклер. Здание порохового склада 19-го века превратилось в обтекаемые органические контейнеры для  выставок архитектора Заха Хадида.

Все это напомнило нам о замечательной статье Уилсон-Голди, опубликованной в журнале Frieze пару выпусков назад (текст доступен в интернет-версии бесплатно после регистрации). Эссе «Слухи и признание» изучает недавно начавшуюся волну интереса к «потерянным» женщинам-художникам. Среди проявлений этого интереса она называет последние триумфы в раскрытии Etel Adnan, Anna Boghiguian и Charlotte Salomon, лауреатов Венецианского Золотого льва в этом году, Марии Лассниг и Марисы Мерц, открытии Мунир Фаоманфармаян и Лигии Папе, и активность, связанную с Sturtevant, Lee Lozano и Yayoi Kusama. Ссылаясь на конкретные моменты истории их наследия, Уилсон-Голди говорит следующее в контексте обсуждения выше перечисленных художниц:

За исключением Лозано, которая, вероятно, является самый исключительный из них, эти художники стали очень реальными, поддерживаемые выставками, книгами, СМИ и рынком. Что привлекло внимание всего мира к работам этих женщин? Было бы замечательно, возможно даже глупо и ошибочно, предположить, что это обусловлено работой феминисток с армией великодушным активистов, трудящихся за кулисами, чтобы исправить десятилетия и столетия доминирования мужчин в истории искусства. Было бы столь же неправильно предположить, что тема пола художников уже неактуальна, что она не имеет значения и принадлежит, по словам Стёртевант, к пережиткам «средневекового мышления» . Очевидно, что мужской шовинизм продолжает быть. Причины, по которым женщины были упущены как художники, довольно легко идентифицировать. Сложнее, однако, найти способ для решения последствий этих упущений.

Рекомендуем вам почитать.

Anna Boghiguian, Leper, 2008

Anna Boghiguian, Leper, 2008

Мет и новый отдел по современному и актуальному искусству

Бесспорно, одна из важнейших Институций в сфере культуры и  искусства, Метрополитен-музей в Нью-Йорке объявил о создании нового отдела современного и актуального искусства под руководством бывшего куратора Tate Modern, Шины Вагстафф (Sheena Wagstaff).

Директор музея Томас П. Кэмпбелл (Thomas P. Campbell) в постановлении музея заявил о планах по реформированию отдела живописи XIX века и отдела европейской живописи. Необходимо создать благоприятные условия для включения нового отдела по современному и актуальному искусству в музейную программу.

Александр МакКуин "Oyster" из коллекции "Irere" , весна/лето 2003

Первый национальный музей в США, основанный в 1880 году, Метрополитен-музей за более чем сто лет своего существования преуспел в художественной деятельности. В июне 2011 года был поставлен рекорд по посещаемости за последние 40 лет – 5.68 млн зрителей за  год. Во многом такой посещаемости способствовала выставка Александра МакКуина «Дикая природа» с рекордным числом посетителей – 661.509 зрителей. Выставка великого дизайнера вошла в список крупнейших по посещаемости мест за последние 140 лет, включая Лувр с Моной Лизой и легендарную гробницу Тутанхамона. К выставке было напечатано 100.000 экземпляров каталога, что также создало художественный резонанс.

"Слоновые часы", страница из книги Оригинальных механических изобретений Abu'l Izz Isma'il al-Jazari, 1315 г.

Внимание арт-общественности не обошло и создание в недавнем времени новой галереи исламского искусства (Галереи Арабского мира: Турции, Ирана, Центральной Азии и позднего периода Южной Азии). Эта новость удостоилась похвалы известного арт-критика Джерри Сальца (Jerry Saltz).

Возвращаясь к открытию отдела современного и актуального искусства, мы можем отметить, художественные ориентиры Шивы Вагстафф (сформированные во многом благодаря проектам в Tate Modern): Олафур Элиассон, Ай Вейвей и Таcита Дин...

И не удивительно, что грядут большие перемены, что же, ждем с нетерпением!