Что нас ждет впереди?.. Еще две галереи уходят с площадки ЦСИ «ВИНЗАВОД»

Из видео-работы Таус Махачевой «Позволь мне быть частью нарратива» в галерее Paperworks, 10 апреля — 11 мая 2012

В Центре Современного Искусства «ВИНЗАВОД» не прекращаются перестановки, но процесс был положен несколько месяцев назад, когда на пост директора был назначен главный редактор Winzavod Art Review – Елена Пантелеева, а спустя несколько недель три лидирующие галереи современного искусства заявили о переходе на новый формат.

В эту субботу Ирина Меглинская, владелица галереи «Меглинская», специализирующейся на фотографии и работе с такими мастерами, как Игорь Мухин, Владислав Ефимов и др., заявила о своем намерении покинуть площадку ЦСИ «ВИНЗАВОД», о чем сразу же поведал Артгид.

Но не успели мы проанализировать уход Меглинской, как последовало следующее громкое заявление на этот раз от дружественной нам галереи Paperworks о том, что они не намерены продлевать срок аренды, который истекает 1ого августа 2012 года.

Baibakov Art Projects в прошлом сотрудничал с галереей Paperworks по ряду проектов, в том числе был со-издателем каталога Валерия Чтака “Только правда”. Мы восхищаемся программой и подходом галеристов: Елены Бакановой и Евгения Митты к художественному процессу и творчеству молодых художников. В недавнем времени в галерее прошли выставки молодых титулованных художников: Таус Махачевой и Полины Канис. До 2009 года (с момента основания в 2005 году) галерея Paperworks располагалась в пространстве на Красном Октябре, где сегодня находится Институт «Стрелка».

Вид инсталляции Валерия Чтака «Только правда» в галерее Paperworks, 24 сентября — 9 ноября, 2011

Мы надеемся, что смена дислокации никак не повлияет на прогрессивную и динамичную программу галереи Paperworks. Будем следить за дальнейшими передвижениями!

Реклама

Программа резидений A.i.R. в Дубаи открыла прием заявок на 2013 год.

Резиденции для художников в Дубаи (Artist-in-Residence, A.i.R.), предоставляемые сроком на два месяца, – часть ежегодной программы, организованной Art DubaiDelfina FoundationDubai Culture & Arts Authority, и Tashkeel в преддверии международной ярмарки современного искусства Art Dubai 2013.

Согласно установленным правилам, студии будут предоставляться шести художникам: трем из ОАЭ и трем международным художникам. Все участники будут жить и работать в самом центре торгового района в Дубаи с 7 января по 31 марта 2013 года, в период проведения 7-ой ярмарки современного искусства Art Dubai, дизайнерских дней Desigh Days Dubai и ярмарки-сателлита SIKKA Art Fair. В течение этого периода художники должны будут создать работы site-specific, предназначенные для определенного пространства в рамках специальной программы ярмарки.

Проект в рамках Art Dubai 2012 Faycal Baghriche «Ничего более реального»

В сотрудничестве с ArtAsiaPacific, будет также приглашен один международный куратор, заинтересованный в исследованиях Персидского залива. На сайте the Delfina Foundation: «Будет выбран куратор, находящийся в середине своей профессиональной карьеры из любой части света (работающий на институцию или независимый куратор). Члены жюри будут отбирать те кандидатуры, которые в своей заявке смогут отчетливо продемонстрировать интерес к ОАЭ, Персидскому заливу и Ближнему Востоку, как в форме исследовательской деятельности, так и в форме написания статей. Предполагается, что куратор в дальнейшем будет развивать и поддерживать художественные связи с регионом Персидского залива, будет работать с местными художниками и предлагать идеи по развитию локальной художественный среды».

Приглашенный член жюри в этом году – Сара Рифки (Sarah Rifky), куратор галереи в КаиреTownhouse Gallery, один из агентов dOCUMENTA 13 и участник проекта e-flux при содействии Stella Art Foundation, Time/Food в Москве.

Заявки на участие в программе резиденций принимаются до 16 сентября 2012 года. Более подробную информацию смотрите здесь. Советуем вам также посмотреть документальный 30-минутный фильм про Art Dubai 2012.

Public Art Fund открыл выставку Оскара Туазона «Люди» у Бруклинского моста.

Оскар Туазон «Ошибка», 2010. Вид инсталляции на выставке «Нескончаемый бой», Baibakov Art Projects, Москва

Прошло всего два года с того момента, как мы наблюдали инсталляцию Оскара Туазона (Oscar Tuazon) «Ошибка» («An Error») в Baibakov Art Projects  в рамках проекта «Нескончаемый бой». За это время у художника случилось внушительное количество выставок, в том числе Оскар принял участие в основном проекте 54-ой Венецианской биеннале под кураторством Биче Куригер (Bice Curiger) и в Уитни биеннале 2012 (2012 Whitney Biennial).

На днях нью-йоркский Public Art Fund открыл выставку, состоявшую из трех скульптур Оскара Туазона в парке у Бруклинского моста. Работы из серии «Люди»  (“People”) будут находиться на всеобщем обозрении до 26 апреля 2013 года.

Оскар Туазон выбирает деревья в нью-йоркской долине Hudson Valley для проекта в парке у Бруклинского моста. @The Art Newspaper

Изданию The Art Newspaper Оскар рассказал о своем проекте и отношении к искусству в общественном пространстве.

The Art Newspaper: Какова принципиальная разница в создании работ для парка и галерейного пространства?

Оскар Туазон: все всегда зависит от месторасположения объекта, в данном случае горизонта Манхеттена не видать. Для начала, когда я приехал на это место, я сразу понял, что совершенно бесполезно возводить нечто монументальное, потому что тебе все равно не удастся соперничать с линией горизонта. Поэтому я решил сделать объект человеческим по своей натуре. И выбор сразу пал на дерево. Оно крупнее человека, но даже в своей монументальности оно остается достижимым именно благодаря человеческим характеристикам. Дерево также интересный объект в терминах вертикальности. Оно подобно тотему, и поэтому нет необходимости придумывать что-то вычурное в его округе. Его вертикальность интересна уже сама по себе. Эти три объекта на выставке стараются функционировать и с практической точки зрения…
С полным текстом интервью вы можете познакомиться здесь.

Наши поздравления Оскару Туазону и Public Art Fund!

Арт-мир скорбит по Герберту Фогелю, удивительному почтовому клерку и крупнейшему коллекционеру Америки.

Вчера мы вспоминали меценатскую деятельность потрясающей Веры Лист,  способствующей развитию многих культурных институций. Сегодня мы хотим поговорить о Герберте Фогеле (Herbert Vogel), почтовом клерке, ставшем одним из крупнейших коллекционеров Америки прошлого тысячелетия. Герберт скончался на 90-ом году жизни на прошлой неделе.

Вместе со своей женой Дороти (Dorothy), работавшей всю жизнь в Публичной библиотеке в Бруклине, Герберт собрал более 5000 работ, часть которых была передана в Национальную Галерею (National Gallery) в рамках  проекта «пятьдесят произведений искусства для пятидесяти штатов».

Скромное происхождение семьи Фогелей породило немалое количество мифов (в 2008 году вышел документальный фильм Магуми Сасаки «Герберт и Дороти»).

Дуглас Мартин (Douglas Martin) писал для New York Times:

Герберт Фогель родился на Манхеттене 16 августа, 1922 года, бросил школу и начал работать на низкооплачиваемой работе в магазине модной одежды. В 1992 году в интервью журналу Smithsonian Герберт прокомментировал положение тех лет: «Я знал, что где-то существует другой мир, и каким-то образом я обязательно его открою для себя».

После непродолжительной службы в армии, Герберт познакомился с живописью старых мастеров в Метрополитен-музее (Metropolitan Museum of Art). В последствии это знакомство подвело его к современному искусству, которое в свою очередь привело его в Cedar Bar, место встречи художников в Greenwich Village. Там он c трепетом внимал речи Марка Ротко (Mark Rothko), Франца Клайна (Franz Kline ) и Дэвид Смита (David Smith).

«Я был никем – почтовым клерком», говорил он The Times. «Но я уважал художников, и в ответ на мое отношение они ценили меня. Они могли говорить до трех-четырех часов утра, и я был тем самым человек, который только слушал. Я помню это очень живо. Я никогда не задавал вопросов».

С полным текстом статьи вы можете познакомиться здесь. В Artinfo вы найдете дополнительный материал. Здесь вы также можете просмотреть каталог c информацией о проекте — коллекция Герберта и Дороти Фогель: 50 работ для 50 штатов.

И к вашему вниманию трейлер документального фильма (Herb&Dorothy):

Сила патронажа: в память о Вере Лист!

 

Энди Уорхол, кинофестиваль в Нью-Йорке, 1967

Недавние изменения в структуре музея МОCA в Лос-Анджелесе, о которых громогласно писали все СМИ, вновь подняли извечный вопрос о взаимоотношениях музейной институции и денежной системы. Мы хотели бы привести позитивный пример влияния мецената на культурную институцию и поговорить о наследии нью-йоркского филантропа и коллекционера Веры Лист (Vera List), во многом повлиявшей на развитие таких институций, как: Новая школа (the New School), Еврейский музей (the Jewish Museum), MIT, Линкольн-центр (the Lincoln Center), Новый музей в Нью-Йорке (the New Museum), и др..

 

Вера Лист

В интервью c Полом Каммингсом (Paul Cummings) в 1973 году Вера (ушедшая в 2002 году на 94-ом году жизни) рассказала о своей личной истории коллекционирования и меценатской деятельности. Вера поведала Полу об ужасном скандале с куратором Аланом Соломоном (Alan Solomon), который на посту директора Еврейского музея взбудоражил общественность, показав работы Роберта Раушенберга (Robert Rauschenberg); о своих противоречивых чувствах на рост цен на работы Модильяни (Modigliani), “в каком-то смысле это послужило негативным фактором, в каком-то нет. Но я догадываюсь, что была слишком наивна, покупая произведения искусства ради собственного удовольствия”; и предположила, что в свое время Норман Рокфеллер был кем-то на подобии Чарльза Саатчи (Charles Saatchi), Франсуа Пино (François Pinault) и Дакиса Жоанну (Dakis Joannou).

Особое значение Вера уделяла программе искусства в общественном пространстве – проекту постеров  и принтов (poster project). Вера заказывала у известных художников того времени: Энди Уорхола (Andy Warhol), Сол ЛеВитта (Sol LeWitt), Фрэнка Стеллы (Frank Stella), Роберта Индианы (Robert Indiana), Рой Лихтенштейна (Roy Lichtenstein), Роберта Раушенберга (Robert Rauschenberg) и др. печатные принты и постеры для Линкольн-центра. Проект носил самостоятельный характер, привлекал широкую общественность к деятельности центра и приносил прибыль для институции.

Вы можете познакомиться с вышеупомянутым интервью здесь.

 

Арест продлен на шесть месяцев!

Участницы панк-группы Pussy Riot перед слушанием, 20 июля 2012. Фото: REUTERS/Татьяна Макеева

Дело панк-группы Pussy Riot бьет все видимые и невидимые условности, 24 июля, когда должно было состояться судебное слушание, Хамовнический суд Москвы продлил арест еще на полгода до 12 января 2013 года. 10 месяцев пройдет с момента  задержания участниц группы и отсрочки их дела!

Абсурдность судебной процедуры на этом не заканчивается, в деле панк-группы появляются все новые заинтересованные стороны. Елена Мизулина, Председатель комитета Госдумы России по вопросам семьи, женщин и детей обратилась в Генпрокуратуру России проверить, не было ли в действиях арт-группы «Война», в которую, по ее информации, входили участницы панк-группы Pussy Riot, состава преступления во время акции в одном из супермаркетов в июле 2010 года в Санкт-Петербурге.

В перформансе группа «Война» предположительно протестовала против капиталистической системы, украв индейку и совершив непристойные хулиганские действия.

Энтони Кидис на концерте в Петербурге. Фото: Мириам Элдер, Twitter

Пока идет рассмотрение новых деталей слушания, у группы также появляются и новые сторонники. Рок-звезда Энтони Кидис (Anthony Kiedis), солист легендарной американской группы Red Hot Chili Peppers, на концерте в Санкт-Петербурге вышел в самодельной футболке с надписью Pussy Riot.

Басист группы Майкл Бэлзари (Michael Balzary) прокомментировал многомесячный арест участниц Pussy Riot: «Я думаю о вас все время. Я аплодирую вашей храбрости, я молюсь за ваше освобождение, и я буду пытаться донести до как можно большего количества людей то, что с вами происходит».

Продолжение следует…

Музей современного искусства в Лос-Анджелесе ставит извечный вопрос: зрелищность Vs концепция?

Эдвард Руша, «Назад в Голливуд», 1977

На прошлой неделе разразился очередной скандал в мировом арт-сообществе. Новость об увольнении куратора Музея современного искусства в Лос-Анджелесе (LA MOCA)  — Пола Шиммеля (Paul Schimmel) разлетелась буквально за день по всевозможным СМИ.
Бесспорно, Шиммель за 22 года своей кураторской практики произвел не малое количество достойных выставок: к примеру, на выставке «Беспорядок» (“Helter Skelter”) художественная сцена по своей сложноподчиненной структуре напоминала городское строение. Что говорить о выдающейся программе последних лет Pacific Standard Time и выставке Пола Шиммеля «Под большим черным солнцем» (“Under the Big Black Sun), смело представившей “черный” период последних лет в Америке. Неделю назад Шиммель был приглашен представить выставку в CCS Bard в рамках 20-ого-юбилейного фестиваля  “I’m Not Subtle.” Возникает вполне очевидный вопрос: что послужило поводом для увольнения столь уважаемого музейного куратора?

По слухам, одной из причин отстранения от музейных дел Пола Шиммеля стал конфликт интересов с директором музея – Джеффри Дейчем (Jeffrey Deitch), открывшем на днях выставку о Франко. Дейчу особенно хорошо всегда удавались коммерческие выставки: скандальные, публичные, провоцирующие общественный резонанс. Музей в данном случае выступал в качестве политической институции, не лишенной бизнес-стратегии. Как отметил лос-анджелесский критик Кристофер Найт (Christopher Knight) Попечительский совет Музея современного искусства в ЛА состоит из «совета миллиардеров, на четверых из которых приходится 21 миллиард долларов». Не говоря уже о доходах Эли Броада (Eli Broad), который в 2008 году пожертвовал музею 30 миллионов долларов (формально став CEO музея). Между тем, приближается открытие музея Эли Броада в Мичигане по проекту Захы Хадид. Но и на этом деятельность мульти-миллиардера в сфере культуры не заканчивается. В недавнем времени многопрофильный меценат выпустил книжку с претенциозным названием «Искусство быть нерациональным: уроки нетрадиционного мышления» (The Art of Being Unreasonable: Lessons in Unconventional Thinking).

В свете событий последних дней Эли Броад обсудил отставку Шиммеля с Майком Боехм (Mike Boehm) в интервью для Los Angeles Times, и в тот же день выступил с официальным заявлением, в котором он сослался на непростую финансовую ситуацию в музее. «В свете экономической нестабильности, музеи должны оставаться на плаву благодаря коммерчески выгодным проектам, привлекающим широкую аудиторию». 

В ответ на это заявление последовало следующее письмо представителей Попечительского совета: Леноре С. Гринберг (Lenore S. Greenberg), Бети Бартон (Betye Burton), Одри Ирмас (Audrey Irmas) и Фредерика М. Николас (Frederick M. Nicholas), в котором они представили позитивный образ и подчеркнули альтернативный путь развития культурной институции, особое значение придав финансовой политике музея и программе развития Джеффри Дейча.

Что же касается самого господина Дейча, то он прокомментировал сложившуюся ситуацию галеристу Майклу Миллеру (Michael Miller): «Я убедительно прошу вас взглянуть на то, над чем мы работаем. Это тщательно продуманная концепция выставок с историческим уклоном. Я думаю, что до того момента, пока люди не начнут анализировать, что здесь происходит, они так и не увидят истинный LA MOCA».

К сожалению, слова директора о важнейшей музейной программе в стране несколько расходятся с реальными действиями. Тщательно продуманная концепция несомненно относится и к новой выставке «Пожар и Диско!» (“Fire at the Disco!”), которую курирует бывший музыкальный продюсер Джеймс Мерфи (James Murphy). Директор музея, Джеффри Дейч прокомментировал выбор данной экспозиции: «Одна из основных целей заставить людей танцевать в музее. И тот факт, что на эту выставку были раскуплены билеты, демонстрирует «культурный» запрос подобного рода мероприятий».

Джон Балдессари

Далеко не все, однако, поддерживают подобную танцевальную лихорадку. На этой неделе художник Джон Балдессари (John Baldessari) заявил о своем намерении выйти из Попечительского совета музея, объяснив это лишь одной фразой: «чтобы жить в согласии со своей совестью, я должен был это сделать». Затем в интервью для LA Times он добавил: «Когда я впервые прочел новость, о том что в музее готовится диско выставка, просто не поверил своим глазам. Я прочел новость дважды, решив, что это шутка. Но как только понял, что все серьезно, никаких сомнений не оставалось».

Решение Джона Балдессари последовало в след за выходом из Попечительского совета художников: Кэтрин Опи (Catherine Opie) и Барбары Крюгер (Barbara Kruger). Единственный художник, оставшийся в Совете музея, все еще верящий в программу развития Джеффри Дейча, – Эд Руша (Ed Ruscha).