Тихая Манифеста

Еще месяц назад открытие Манифесты 10, запланированное на 28-ое июня, было под вопросом. Одни художники призывали бойкотировать выставку, другие просто отказывались от участия, петербуржским  сотрудникам биеннале два месяца не выплачивали зарплаты, а куратор выставки Каспер Кениг выражал серьезные сомнения, что Манифеста состоится в принципе.

Но Манифеста открылась – в срок и, как казалось со стороны, без видимых осложнений. 27 июня Петербургский Дневник, местная ежедневная газета,  выпускаемая  Правительством Санкт — Петербурга (тем же самым органом, который выделил на проведение Манифесты около 150 миллионов рублей из собственного бюджета) вышла с торжественным выносом:   «Несмотря на действия провокаторов,   Петербург становится центром современного искусства».

Не совсем понятно, на какие именно провокации в данном случае намекало издание (как известно, в последнее время этим термином называют любые действия, идущие в разрез с официальной политикой власти), но то, что сама Манифеста провокаций всячески пытается избежать,  было понятно давно.

На пресс – конференции Каспер Кениг, например, говорил о том, что Манифеста в Петербурге – всего лишь гость, и что он вообще будет  стараться сделать «Манифесту без манифеста». Другими словами, все пытались быть осторожными – порой даже чересчур.

Инсталляция Томаса Хиршхорна  ABSCHLAG (Срез), 2014. Фотография предоставлена пресс - службой Manifeta.

Инсталляция Томаса Хиршхорна ABSCHLAG (Срез),2014.                                           Фотография предоставлена пресс — службой Manifeta.

Выставка в Генеральном Штабе, новом крыле Эрмитажа, предназначенном для экспозиции искусства XIX – XXI веков («новое» это даже мягко сказано – стены некоторых залов докрашивали, когда Генштаб уже принимал первых посетителей) была составлена из работ художников, которых любят показывать на всех международных биеннале – Томаса Хиршхорна (которого в свое время показывали  в Baibakov Art Projects), Марии Лассинг, Доминики Гонсалес-Фёрстер, Франсиса Алис, Брюса Наумана и Вольфганга Тильманса, плюс российских художников Влада МамышеваМонро, Тимура Новикова, Павла Пепперштейна и Саши Сухаревой. Многие из списка показывались в городе впервые, и в экспозиции чувствовалось особое усилие организаторов дать и художникам и зрителям достаточно времени и пространства для ознакомления и размышлений.

Треть основной экспозиции была выставлена непосредственно в Зимнем Дворце, и это была уже совсем другая истори: здесь присутствие Манифесты казалось навязанным извне. Найти работы художников вроде Герхарда Рихтера, Йозефа Бойса, Тацу Ниси и прочих было сложно даже с картой Манифесты, выдававшейся в Генштабе. Многие работы были показаны в пространствах, которые казались периферийными  — инсталляция из рассыпной пудры художницы Карлы Блэк, например, скрывалась за закрытой дверью. Смотрительницы музея  очевидно были настроены скептически: на вопросы о том, где что искать, они обычно отвечали что – то в духе «да,  я что – то видела – где – то в там, рядом с нашими Караваджио». Эрмитаж, с его имперским прошлым и энциклопедической коллекцией, для современного искусства может быть колоссальным ресурсом для интерпретации и исследования.  В случае Манифесты, эта возможность была упущена – как художники, так и сам музей то ли остерегались друг друга, то ли просто были не слишком друг в друге заинтересованы.

Сьюзен Филипс Круговорот реки (Нева) 2014 Двенадцатиканальная аудиоинсталляция в Зимнем Дворце. Фотография предоставлена пресс - службой Manifesta.

Сьюзен Филипс, Круговорот реки (Нева), 2014,
Двенадцатиканальная аудиоинсталляция в Зимнем Дворце.                                         Фотография предоставлена пресс — службой Manifesta.

Что касается политики, то Манифеста явно пыталась высказаться хоть как – то на каждую острую тему — об Украине, законе о сексуальной пропаганде, национализме, и пр. В Главштабе целый зал был выделен под серию фотографий Бориса Михайлова, снятых во время протестов на Майдане; в Зимнем Дворце Марлен Дюма показала серию портретов известных гомосексуалистов вроде Чайковского и Эйзенштейна; Эрик ван Лисхаут сделал масштабную инсталляцию и видео, посвященное эрмитажевским кошкам, пестрящую намеками на Pussy Riot.  Но почему – то в масштабе выставки, а не индивидуальных работ, все это напоминало какую – то отписку: мол, были темы, которые нельзя было игнорировать, и мы о них что — то да сказали.

В целом, эту Манифесту можно считать успешной попыткой привезти «важное» современное искусство туда, где его показывают не так часто, и мы надеемся что это усилие будет оценено зрителями (организаторы рассчитывают на то, что выставку увидят 500 000 человек).

Тем не менее, эта Манифеста оставила странное ощущение, что она могла бы проходить в любом другом городе мира. И, учитывая обстоятельства, место,  и время, это достаточно странно.

Реклама

Конкурс Инновация почтит Монро, FIAC в Петербурге и о Бугаеве

Так много всего происходит в арт мире, что мы решили работать в дайджест формате. Как вы считаете? Мы ждем ваших комментариев!

Конкурс ИННОВАЦИЯ 2013 отдаст дань памяти Мамышева-Монро

Владислав Мамышев - Монро, Полоний 2012 .

Владислав Мамышев — Монро, Полоний 2012 .

На этой неделе конкурс ИННОВАЦИЯ – вот уже девятый раз проводимый Государственным центром современного искусства (ГЦСИ) — объявил список номинантов. В отличие от Премии Кандинского Фонда Артхроника, которая ограничивается двумя категориями (Проект Года и Молодой Художник), интерес премии Инновация включает в себя широкий спектр практик. Например, признаются искусствоведение и кураторские проекты. Есть еще странная категория «региональный проект» (там не все ясно с логикой и географией – как так, скажем, получилось, что Катя Деготь и Давид Рифф с Бергенской Триеннале номинированы на кураторский проект, а «История требует продолжения» Таус Махачевой считается « региональный проектом»?).
См. полный список номинантов здесь.

В качестве специального ощупь, в этом году церемония – которая пройдет 9 апреля – посмертно почтит «За творческий вклад в развитие современного искусства», номинированного еще и в категории «Произведение визуального искусства» с работой «Полоний» .

FIAC  à la russe?

Россия может получить еще одну художественную ярмарку. Нет, речь не о возвращении COSMOSCOW (Космическая корова? Название, конечно, не может не заставить улыбнуться, но, мы действительно считаем, что эта концепция была сильной… ). Речь идет о франшизе или локальном изданим проверенного бренда. Artguide сообщает, что FIAC — Парижская Foire internationale d’art contemporain — рассматривает проведение ярмарки в Санкт-Петербурге в 2015 году. Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский любезно предложил здание Главного штаба, которое отведено под современное искусство. (Интересно, сколько ярмарок произошло в Лувре … ?) В своем заявлении, вице- губернатор Петербурга Василий Кичеджи с энтузиазмом перечислял все то хорошее, что ярмарка принесет: коллекционеров, музейных работников и туристов справедливая принесет в город. Но ни разу не обратил внимание на то, что ярмарка это все же не биеннале, это строго коммерческое мероприятие. Может, галереи в Россию и придут, но что-то нам подсказывает, что большую часть своего товара им придется забрать с собой обратно.

Снова Бугаев

К другим новостям из Петербурга. The Art Newspaper Россия обладает более подробной информацией о последних маневрах Сергея Бугаева-Африки, благодаря которым он был в состоянии выиграть апелляцию. Как говорит The Art Newspaper, дело рассматривали более или менее точно так же как и перед апелляцией, только с прямо противоположным результатом. Адвокат Бугаева Андрей Тындик перевел разговор о конкретном воровстве в плоскость конкурса популярности [оригинал здесь] :

Состоялось довольно справедливое решение. Посудите сами: 20 лет прошло, а люди приходят и говорят, что они якобы не знали, что их картины находятся у другого лица, и пусть их вернут, узнали только сейчас и так далее. Это не выдерживает никакой критики, понятно, что это искусственно созданная ситуация. Есть такое понятие приобретательской давности. Даже чужую вещь человек если приобрел и владеет ею открыто и добросовестно, он через какое-то время получает на нее право собственности в силу давности владения. Я оцениваю правовой материал как абсолютно проигрышный для той стороны.

Адвокат считает иск пиар-ходом: «Это так называемый паразитический пиар, когда присасываются к имени известного человека и начинают получать славу».

И слова Бугаева говорят сами за себя. Здесь уровень этикета, профессионализма и такта не нуждается в интерпретации:

«Противоположная сторона мудаков вообще не (нецензурное выражение) ни на секунду. Конченные козлы, даже не поняли, куда суются».

Бугаев затем объявил, что он построит музей для своей присвоенной коллекции, и, как ему кажется, по крайней мере даст потерпевшим художникам возможность периодически видеть свои работы. … Простите, но что это?!

Читайте полностью здесь.