VLADEI: новости арт-мира и первый российский аукцион современного искусства

Роберт Лонго, Без названия (Лео), 2013

Роберт Лонго, Без названия (Лео), 2013

Если начало мая прошло  под знаком Frieze Art Fair и «Века Джеффа Кунса», то его середина ознаменовалась серией рекордных торгов на  аукционах.
Все началось в понедельник 13 мая в Нью Йорке, где Christie’s провел аукцион «11-ый Час», по итогам которого на благотворительность было собрано 38, 8 миллионов долларов. Эти деньги будут направлены в фонд Леонардо ДиКаприо (Leonardo DiCaprio Foundation) для решения вопросов, связанных с окружающей средой (в конце концов, как подчеркивает сам Лео, возможно после того, что все мы сделали Земле, это действительно может быть 11 час).

Марк Гроджан, Без названия (Лотус #2, Райская птица, пасть льва), 2012

Марк Гроджан, Без названия (Лотус #2, Райская птица, пасть льва), 2012

Совместно с вундеркиндом дома Christie’s  Лоиком Гузером, ДиКаприо задействовал группу первоклассных  художников – среди которых были Стерлинг Руби, Роберт Лонго, Шерри Ливайн, Андреас Гурски, Зенг Фанжи, Эд РушаТакаши Мураками и список это далеко не полный… —  подборка  работ действительно впечатляла (некоторые их них были связаны не больше не меньше, как с темой тигров), не удивительно, что в итоге на аукционе было установлено 13 новых мировых ценновых рекордов.
Одна живописная работа Марка Гроджана, эстимейт которой составлял $1.5 -2.5 миллиона, ушла с торгов за $6.5 миллионов после жарких торгов между Ларри Гагосяном и Владиславом Дорониным, российским магнатом из сферы недвижимости, который до недавнего времени был известен арт-миру в первую очередь как бойфренд-коллекционер Наоми Кембелл (однако он также участвовал в запуске российской версии Interview Magazine). В своей статье об аукционе на портале Gallerist NYДен Дюрей цитирует Лео, который явно доволен результатами: «Схватка между Ларри и Владом – это было нечто!» (о самом аукционе и процессе его подготовки, мы вам рекомендуем прочесть в колонке Марии Байбаковой на порталеBuro 24/7) 

На следующий вечер, аукционный дом Sotheby’s действительно удивил новостями о том, что работа Барнета Ньюмана ушла за рекордные $43.8 миллиона, притом, что работа Рихтера 1968 года принесла $37 миллионов (увы, не самому художнику, который на данный момент страдает от проблем с налогами). Еще более удивительно, что работа Джеффа Кунса оказалась не востребованной – возможно это некое проявление  кармы за пресловутую заявку на обложке New York Magazine.

В среду вечером, Christies продолжил бить рекорды и вечерние торги     «Послевоенное и современное искусство» принесли  в итоге  $495 миллионов.
Работа Джексона Поллока 1948 года ушла за $58.3 миллионов, за ней по достигнутой цене затем идут: работа Роя Лихтенштейна 1963 года Женщина в шляпе с цветами ($56.1 миллиона), картина Жана-Мишеля Баския Затуманенные головы ($48.8 ) и работа Марка Ротко 1958 года ($27 миллионов).

Энди Уорхол, Четыре Мэрилин, 1962

Энди Уорхол, Четыре Мэрилин, 1962

Еще одна работа Кунса не нашла покупателя в тот вечер (снова карма? Уверены, при единовременных выставках  как у Цвирнера, так и Гагосяна, у художника не должно быть проблем с продажами). И хотя торги «Современное искусство» аукционного дома Phillips оказались аутсайдером недели, им все же удалось получить $38.5 миллионов за работу Уорхола 1962 «Четыре Мэрилин» (хотя ходят слухи, что Гагосян был основной движущей силой такой итоговой цены). Как заявил Директор европейских и русских торгов Christie’s Юсси Пулккинен: «Мы вступаем в новую эру для арт-рынка».

Таир Салахов, Встреча в Монако, 2007

Таир Салахов, Встреча в Монако, 2007

Москва не отстает от мировой арт-системы. Директор Regina Gallery Владимир Овчаренко заявил о новой попытке создания первого русского аукциона современного искусства под названием «VLADEI» (Несмотря на слегка нарцисстическое название, все же корень, мы полагаем, сохраняет коннотацию «владения»).

Olya Kroitor, Untitled, 2011

Более подробную инфо об аукционных торгах VLADEI читайте здесь.

Сила патронажа: в память о Вере Лист!

 

Энди Уорхол, кинофестиваль в Нью-Йорке, 1967

Недавние изменения в структуре музея МОCA в Лос-Анджелесе, о которых громогласно писали все СМИ, вновь подняли извечный вопрос о взаимоотношениях музейной институции и денежной системы. Мы хотели бы привести позитивный пример влияния мецената на культурную институцию и поговорить о наследии нью-йоркского филантропа и коллекционера Веры Лист (Vera List), во многом повлиявшей на развитие таких институций, как: Новая школа (the New School), Еврейский музей (the Jewish Museum), MIT, Линкольн-центр (the Lincoln Center), Новый музей в Нью-Йорке (the New Museum), и др..

 

Вера Лист

В интервью c Полом Каммингсом (Paul Cummings) в 1973 году Вера (ушедшая в 2002 году на 94-ом году жизни) рассказала о своей личной истории коллекционирования и меценатской деятельности. Вера поведала Полу об ужасном скандале с куратором Аланом Соломоном (Alan Solomon), который на посту директора Еврейского музея взбудоражил общественность, показав работы Роберта Раушенберга (Robert Rauschenberg); о своих противоречивых чувствах на рост цен на работы Модильяни (Modigliani), “в каком-то смысле это послужило негативным фактором, в каком-то нет. Но я догадываюсь, что была слишком наивна, покупая произведения искусства ради собственного удовольствия”; и предположила, что в свое время Норман Рокфеллер был кем-то на подобии Чарльза Саатчи (Charles Saatchi), Франсуа Пино (François Pinault) и Дакиса Жоанну (Dakis Joannou).

Особое значение Вера уделяла программе искусства в общественном пространстве – проекту постеров  и принтов (poster project). Вера заказывала у известных художников того времени: Энди Уорхола (Andy Warhol), Сол ЛеВитта (Sol LeWitt), Фрэнка Стеллы (Frank Stella), Роберта Индианы (Robert Indiana), Рой Лихтенштейна (Roy Lichtenstein), Роберта Раушенберга (Robert Rauschenberg) и др. печатные принты и постеры для Линкольн-центра. Проект носил самостоятельный характер, привлекал широкую общественность к деятельности центра и приносил прибыль для институции.

Вы можете познакомиться с вышеупомянутым интервью здесь.