Искусство, коммерция и сломанные замки

Featured

На этой неделе Cosmoscow, единственная на сегодняшний день ярмарка современного искусства в России, опубликовала свою программу и полный список участников. Ярмарка, которая в этом году пройдет во второй раз (дебют состоялся в 2010-м, в бывшем доме Baibakov Art Projects на Красном Октябре), пройдет с 19 по 21 сентября в московском Манеже. Под руководством нового директора Сандры Недвецкой и директора – основателя Маргариты Пушкиной Cosmoscow представит 26 галерей со всего мира. В их числе — Парижская Campoli Presti (которая привезет одного из наших фаворитов, Даниеля Лефкура), Миланская Massimo de Carlo, Нью-Йоркская Michael Werner и Beck and Eggeling из Дюссельдорфа, которые представят работы Алеши (Aljoscha) художника из Украины. Среди участников множество российских галерей и фондов. Так, Риджина покажет Павла Пепперштейна и Семена Файбисовича, XL представит группу «ЗИП» и лауреата премии «Инновация» Ирину Корину, а фонд V-A-C презентует совместную с Музеем современного искусства Антверпена программу по поддержке молодых российских художников.

Несмотря на то, что Cosmoscow – ярмарка относительно скромная по масштабу и числу участников, тот факт, что она происходит в принципе – уже достижение. Арт – Москва, старейшая российская ярмарка современного искусства, в этом году вообще была отменена. Организаторы ссылаются на комплекс проблем, включая политическую ситуацию в стране, финансы (если бум рынка искусства и происходит где – то, то точно не здесь) и, конечно, цензуру.

"Горизонт" Эрика Булатова (1971-1972)

Параллельно с Cosmoscow на -1 этаже Манежа пройдет выставка Эрика Булатова (открытие – 9 сентября), первое шоу художника на родине со времен масштабной ретроспективы в Третьяковской галерее в 2006-м. 81 – летний художник, давно проживающий в Париже, покажет как новые работы, так и картины и иллюстрации из более ранних периодов его 60-ти летней карьеры. Ключевой работой выставки станет «Картина и зрители» (2011-2013), — ответ Булатова на «Явление Христа Народу», хрестоматийный шедевр Александра Иванова. Маcштабные полотна Булатова с лозунгами и символами власти, «зависшими» на фоне пустых пейзажей, дискредитируют идеи пропаганды и утопии, а значит им самое место у кремлевских стен.

Дом Мельникова

Дом Мельникова

Если Манеж явно ждет удачный сезон, то для московского Дома Мельникова осень, наоборот, началась прискорбно. В последние несколько недель в шедевре конструктивизма происходят странные вещи. Например, рейдерский захват. В конце августа представители Музей Архитектуры им. Щусева попытались силой попасть в здание в Кривоарбатском переулке, чтобы начать процесс инвентаризации и реставрации для превращения просто дома в дом – музей. Пришлось даже взломать и поменять замки и выбить историческую раму. По крайней мере, именно так описывает ситуацию внучка архитектора Екатерина Каринская, которая является смотрительницей дома и живет в нем с 2006-го года. Ей же принадлежит 1/8 здания – факт, с которым категорически не согласны в МУАР. Двери были взломаны пока Каринская была в отъезде, однако с тех пор она смогла пробраться в дом и забаррикадировалась внутри, отказываясь выйти пока не будут выполнены ее требования по реставрации здания.

Дом, построенный в 1929 году, находится в плачевном состоянии и требует срочного ремонта, как снаружи так и внутри. Судя по всему, реставрация здания снова откладывается на неопределенный срок.

Новые Художники: Обещающие результаты торгов Сотбис

Илья Кабаков, Выходной № 6, 1987

Илья Кабаков, Выходной № 6, 1987

«Одна из причин, по которой так много говорят о деньгах – разговаривать о них гораздо легче, чем говорить об искусстве,» отмечает Давид Звёрнер, в свежем номере New Yorker. В своей статье «Почему так много людей платят за искусство так много?» Ник Помгартен делает попытку ответить на этот вопрос на фоне открытия Art Basel. Не менее актуальной тема кажется после прошедшей недели аукционов. Слова Звёрнера, конечно, во многом соответствуют реальности, но с российским рынком искусства дела обстоят таким образом, что о конкретных цифрах приходится говорить довольно редко. Поэтому мы пользуемся случаем. Вчера, 25 ноября, лондонский аукционный дом Sotheby’s провел торги произведений современного искусства из Центральной и Восточной Европы, которые показали признаки возрождения интереса к российскому современному искусству 80-х и 90-х годов. Интерес этот обусловлен несколькими недавними факторами: во-первых, пугающие (но неизбежные) разбирательства после смерти художника неоакадемизма Георгия Гурьянова, а во-вторых, публичность вокруг искусства эпохи АССА – Новых художников Тимура Новикова, Евгения Козлова, Олега Котельникова, Андрея Хлобыстина, Олега Маслова и других.

Работы Айвазовского ушли с молотка во вчерашних торгах, полностью посвящённых России. Позавчерашние же включили в себя ключевые произведения концептуализма Ильи Кабакова и Эрика Булатова, а также работы недавнего обитателя Российского павильона Андрея Монастырского, Бориса Михайлова, Олега Васильева, Павла Пепперштейна, Олега Кулика, и дуэта Виноградова & Дубосарского (каждый из них также был отмечен в павильоне. )

Георгий Гурьянов, Гребец Сергей, 1999

Георгий Гурьянов, Гребец Сергей, 1999

Твердые результаты принесли работы Константина Звездочетова, Семена Файбисовича и Евгения Митты. Кабаков стал самым дорогим лотом вечера. Картина Выходной № 6, 1987, ушла за 962,500 фунтов (около 1,554,150 долларов), не выходя за рамки эстимейта. Но истинной звездой стала картина Гурьянова Гребец Сергей, 1999, которая оценивалась между 30,000 – 50,000 фунтов, но в итоге принесла 188,500 фунтов (примерно 305,000 долларов). Несколько работ Новикова также превзошли свои эстимейты. Так, возможно, другие Новые художники станут в свою очередь интересны коллекционерам. В статье о деле АССА в The Art Newspaper София Кишовски цитирует Катю Саттон из Baibakov Art Projects, которая отметила, что до этого рынок для Новых художников не имел шанса на формирование и развитие. Может, теперь самое время?

Найти все результаты аукциона можно здесь.

И ещё: рекомендуем прочесть статью Помгартена в Нью-Йоркере (на английском) здесь.