Все эти женщины: Заметки о Лондонской ярмарке

Lutz Bacher, Chess,  the ICA London, October 2013

Lutz Bacher, Chess, the ICA London, October 2013

На прошлой неделе центром мира современного искусства стала Лондонская ярмарка Фриз (Frieze Art Fair) и ее младшая сестра Фриз Модерн (Frieze Modern). Некогда «новая» и » интеллектуальная» ярмарка Фриз стала все более предсказуемой. Но порох еще есть, и прошедшая Фриз предоставила несколько сюрпризов. Например, Марк Леки (Mark Leckey) в Cabinet и замечательный проект Пилви Такала (Pilvi Takala), где она, получив Emdash Award (₤ 10 000), предложила группе детей в возрасте от 8 до 12 потратить эти деньги как им вздумается. [Читайте о проекте и самой художнице здесь и смотрите видео о том, что решили дети здесь.]

И все же, самыми захватывающими нам показались проекты за пределами самой ярмарки. Галереи всегда стараются показать свое самое лучшее во время этих активных дней. Так и в этот раз: интересное сочетание работ Моррис Луиса (Morris Louis) и Сиприен Гайяра (Cyprien Gaillard) в Sprüth Magers, пространная Лиз Дешенес (Liz Deschenes) в Campoli Presti (кстати, находится в одном здании с Herald Стрит, показывающей запоминающееся соло-шоу Амалии Пика) и спело-клубничные картины Элисон Кац в галерее Laura Bartlett. И, конечно, фантазия о стиле жизни Elmgreen+Dragset «Завтра» — своеобразного спектакля в духе Коллекционеров на Венецианской биеннале в 2009ом, поставленного в интерьерах музея Виктории и Альберта с реликвиями из коллекции.

Завтра в Музее Виктории и Альберта, 2013 . Фото: Андерс Берг Суне

Завтра в Музее Виктории и Альберта, 2013 . Фото: Андерс Берг Суне

В галерее Гагосян  The Show is Over. Выставка исследует предполагаемый конец живописи через работы Фрэнсиса Пикабия, Ричарда Серра , Роберта Раушенберга, Зигмар Польке, Герхарда Рихтера, Майка Келли, Эд Руша, и Кристофера Вула, Дэна Колена, Уэйд Гайтона и Джеффа Элрода. Это впечатляющее мужское собрание из 35 художников. Включена только одна женщина – Ким Гордон. (Возмутились даже в Huffington Post.) К сожалению, этот случай не исключение в практике знаменитой галереи.

Мира Шендель, Без названия, 1963

Мира Шендель, Без названия, 1963

Не в пример грустному реестру Гагосян, другие площадки и галереи Лондона заполнены соло-выставками женщин- художников. В Tate Modern, помимо выставки Пауля Клее, проходят отличные шоу Миры Шендель и первое важное музейное появление ливанской художницы Saloua Raouda Choucair. В Институте Современного Искусства проходит Black Beauty американской художницы Lutz Bacher, а в Whitechapel показывают 80е Сары Люкас. В галерее Барбикан Ayse Erkman, а в Hayward Gallery Southbank Centre предлагают погрузиться в темные глубины Аны Мендьеты. В Serpentine можно увидеть лирические работы Adrien Villar Rojas, представленные в гармонии с новым пространством галереи, называемым Саклер. Здание порохового склада 19-го века превратилось в обтекаемые органические контейнеры для  выставок архитектора Заха Хадида.

Все это напомнило нам о замечательной статье Уилсон-Голди, опубликованной в журнале Frieze пару выпусков назад (текст доступен в интернет-версии бесплатно после регистрации). Эссе «Слухи и признание» изучает недавно начавшуюся волну интереса к «потерянным» женщинам-художникам. Среди проявлений этого интереса она называет последние триумфы в раскрытии Etel Adnan, Anna Boghiguian и Charlotte Salomon, лауреатов Венецианского Золотого льва в этом году, Марии Лассниг и Марисы Мерц, открытии Мунир Фаоманфармаян и Лигии Папе, и активность, связанную с Sturtevant, Lee Lozano и Yayoi Kusama. Ссылаясь на конкретные моменты истории их наследия, Уилсон-Голди говорит следующее в контексте обсуждения выше перечисленных художниц:

За исключением Лозано, которая, вероятно, является самый исключительный из них, эти художники стали очень реальными, поддерживаемые выставками, книгами, СМИ и рынком. Что привлекло внимание всего мира к работам этих женщин? Было бы замечательно, возможно даже глупо и ошибочно, предположить, что это обусловлено работой феминисток с армией великодушным активистов, трудящихся за кулисами, чтобы исправить десятилетия и столетия доминирования мужчин в истории искусства. Было бы столь же неправильно предположить, что тема пола художников уже неактуальна, что она не имеет значения и принадлежит, по словам Стёртевант, к пережиткам «средневекового мышления» . Очевидно, что мужской шовинизм продолжает быть. Причины, по которым женщины были упущены как художники, довольно легко идентифицировать. Сложнее, однако, найти способ для решения последствий этих упущений.

Рекомендуем вам почитать.

Anna Boghiguian, Leper, 2008

Anna Boghiguian, Leper, 2008

Суд признал использование фотографий Карью в работах Ричарда Принса — добросовестным жестом…

Ричард Принс, Без названия (Ковбой), 1989

Ричард Принс, Без названия (Ковбой), 1989

Согласно Hollywood Reporter в Лос-Анджелесе продолжаются обсуждения вопроса авторских прав. В марте 2011 года федеральный судья Дебора Баттс признал тот факт, что Ричард Принс нарушил закон авторских прав, взяв за основу своей работы фотографию другого художника. В искусстве подобная техника носит название «апроприации» и является наиболее спорной из всех существующих форм. В рамках законадельной системы данная техника зачастую приравнивается к преступлению о нарушении авторских прав.

В декабре 2011 года, в New York Times вышла статья с детальным анализом подобного рода ограничений в использовании чужих работ в своем творчестве в трансформативном ключе. Правящая элита арт-мира заговорила об апроприациях в искусстве, которые можно увидеть как в работах Ричарда Принса, так и в работе Кристиана Марклея «Часы».

Ричард Принс, из серии Canal Zone

Ричард Принс, из серии Canal Zone

В данном случае – художник, сделавший свое имя на использовании образов ковбоев с сигаретами, – заимствовал фотографии художника Патрика Карью из книги 2000 года, «Да, Раста» («Yes Rasta«).  Возможно, данный инцидент и не привлек бы такое внимание обществености, если бы не тот факт, что фотокопии из книги «Yes, Rasta» продаются на Amazon.com за $40 в то время как работа Ричарда Принса оценивается в $2,5 миллиона.

Давайте признаем, что высокий ценник на работы Принса – это в большей степени заслуга механизмов влияния Ларри Гагосяна, чем самой деятельности художника, которая состоит в том, чтобы добавить к изображению электрическую гитару или прикрепить головы к фигурам в стиле де Кунинга.

Предыдущее решение суда фактически было основано на вопросе о том, является ли искусство Принса «преобразованием» или же незаконным заимствованием.  Защиту при таком раскладе было выстроить вдвойне сложно, так как сам художник уклонялся от того, чтобы присвоить своим работам, которые на самом деле могут толковаться как эстетическое хулиганство, определенное значение. (Когда судья попросил Принса быть более четким в определении своих произведений, он продолжил утверждать, что его единственной целью было «создать великое искусство, которое понравится людям». Так вот откуда взялась электрическая гитара?)

Несмотря на это, апелляционный суд постановил, что значение у работ было, даже если Принс и не планировал этого. Согласно второму окружному судье  Баррингтону Паркеру: «Эти 25 работ Принса выражают абсолютно иную эстетику в отличие от фотографий Карью. Если безмятежные и осторожно составленные портреты и пейзажи, созданные Карью, передают естественную красоту растаманов и окружающих их действительности, то кричащие и резкие работы Принса есть самая настоящая провокация».

Рассматривая работы Принса бок-о-бок с фотографиями Карью, мы можем сделать вывод о том, что изображения, созданные Принсом, за исключением тех, о которых мы отдельно скажем ниже, имеют другой характер и придают фотографиям Карью новую выразительность. Они используют новую эстетику и приводят к творческим и коммуникативным результатам, отличным от тех, к которым стремился Карью. Наше заключение, однако, не подразумевает, что любое косметическое преобразование обязательно является добросовестным использованием. Вторичная работа может изменить оригинал при этом не будучи трансформативной. Например, производные работы, которые  просто представляет тот же материал, но в иной форме, такие как книга обзоров телевизионных шоу, не являются «трансформативными».

Принимая во внимание идею «косметического преобразования», в рамках которой можно будет признать законным нарушение авторских прав, арт-сообщество вступает на опасную дорожку (особенно в Голливуде, где понятие «косметический» растянуто уже до всех возможных приделов). И здесь следует привести слова адвоката Принса Джошуа Шиллера: «Это не пиратство. Мы говорим не о женских сумках». Согласно окончательному решению суда, в 25 из 30 работ Принса использование фотографий Карью было признано добросовестным. Решение относительно оставшихся пяти, включая работу «Выпуск», будет принято в окружном суде.
Интересно, как дальше будут разворачиваться события.

Краткое изложение дела, подготовленное Рэнди Джонсоном, вы может прочитать здесь, а  свежие новости из статьи в Hollywood Reporter здесь.

Наводнение в Челси и ущерб, причиченный Сэнди.

92, 8-ая авеню, Аллесе Томсон, Artforum ©

Челси и большая часть Манхэттена остались без электричества. На Интернет-портале Gallerist NY был опубликован список галерей, пострадавших от урагана и наводнения, и регулярно обновлялся блог с информацией о надвигающемся шторме. Большое значение в распространении информации сыграли представители арт-сообщества, в том числе коллекционер Адам Линдеманн (Adam Lindemann) в своем блоге регулярно выкладывал изображения, отражающие реальное положение дел.

Сегодня утром в New York Times была также опубликована статья о последствиях урагана для двух ведущих галерей на 19-ой авеню Дэвида Цвирнера (David Zwirner) и Ларри Гагосяна (Gagosian gallery). «Мы ожидали фут воды, а получили четыре,» — прокомментировал ситуацию Цвирнер.

Работы Джоа Балдингера (Joa Baldinger) в галерее Klemens Gasser Tanja Grunert. Фото Art in America.

В статье для Art in America появились удручающие фото, на которых работы Джоа Балдингера (Joa Baldinger) плавают в галерее Klemens Gasser Tanja Grunert на 19-ой линии.

Вероятно, один из наиболее острых материалов вышел в Artforum. Линда Яблонски (Linda Yablonsky) пишет о том, что галереи – не первоочередные места посещения – находят новые рычаги воздействия на зрителя.

Как бы там ни было, нам стало легче, когда мы узнали, что никто не пострадал, а нью-йорское арт-сообщество совметными усилиями старается оказать помощь всем пострадавшим в Челси. И особенно для нас приятно было увидеть среди волонтеров: художника Люка Тёйманса (Luc Tuymans), чья выставка «Наперекор дню» (“Against the Day”) была показана в 2009 году в Baibakov Art Projects. Его же проект «Конец лета» (“The Summer is Over”) должен был открыться сегодня вечером в галерее Дэвида Цвирнера на 19-ой авеню.

Несмотря на немалое количество волонтеров, еще многие вещи должны быть восстановлены. Некоторые галереи закрылись до января, по крайне мере, чтобы прийти в привычное состояние и восстановиться от нанесенного ущерба.

Printed Matter опубликовали фотографию в доказательство нанесенного ущерба

Printed Matter обратились к своим  подписчикам на Facebook с просьбой помочь справиться с затопленными хранилищами.

Как пишет Линда, подобные природные катастрофы могут реструктурировать общество: “Разрушения  от урагана без сомнения во многом меняют структуру города 19-ого века. Штормы становятся все сильнее. Когда на следующей неделе в галереях и студиях в Челси восстановят электричество, облик района, в особенности психологический, может видоизмениться».

Фото Линды Яблонски работ Карл Андре в галерее Paula Cooper

Необходимо совместными усилиями помочь всем пострадавшим справиться с последствиями катастофы. Арт-мир представляет собой экосистему, внутри которой роль каждой отдельно взятой единицы (галереи, к примеру) бесценна. Арт-дилеры Кейси Каплан (Casey Kaplan) и Эндрю Крепс (Andrew Kreps), отдавшие часть своей жизни в поддержку искусства и художников ( чьи идеалы не полностью соответствуют коммерческому видению), героически сражаются с обстоятельствами.

Наши сердца отданы им, и всем пострадавшим от страшной катастрофы!

Силовая позиция: «Гараж» открыл картонный павильон Шигеру Бан в Москве.

Павильон Центра современной культуры «Гараж» в Парке Горького, 2012

ArtReview на днях огласили долгожданный список 100 важнейших людей в мире современного искусства —Power 100. И мы приятно удивлены, увидев на первой строчке списка, куратора dOCUMENTA V – Каролин Христов-Бакарджиев (Carolyn Christov-Bakargiev), которая подвинула ранее лидирующего коллекционера Ларри Гагосяна (Larry Gagosian). Коллекционеров нынче не так жалуют. В первых 25 строчках рейтинга мы можем с вами увидеть лишь эмира Катара — Шейха Хамад бин Халифа Аль Тани (Sheikha Al-Massaya bint Hamad bin Khalifa Al-Thani) на 11-ом месте и крупнейшего французского предпринимателя, коллекционера и мецената Франсуа Пино (Francois Pinault ) на 21-ом месте. Среди 25 первых мест: 11 кураторов и директоров культурных институций, 7 дилеров, 2 директора ярмарок современного искусства, 2 коллекционера и 3 художника.

Как и ожидалось, Pussy Riot  заняли 57 строчку рейтинга, в то время как единственный представитель из России – директор Центра современной культуры «Гараж» Даша Жукова заняла 85-ое место.

Вид инсталляции на выставке «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана» в ЦСК «Гараж»

Подобные рейтинги всегда очень спорны. Но однозначно лишь то, что спустя неделю он мог бы сильно измениться в пользу России, если бы издатели ArtReview дождались открытия нового павильона ЦСК «Гараж» в Парке Горького, спроектированного известным японским архитектором Шигеру Бан (Shigeru Ban). На видео вы можете увидеть павильон из картона и бумаги во всей его красе.

Временный павильон открылся выставкой «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана». Экспозиция предоставляет зрителям возможность оценить постройки, проекты и замыслы таких знаменитейших российских архитекторов, как Константин Мельников, Иван Жолтовский, Алексей Щусев, Моисей Гинзбург и др. Совместно с ними над оформлением временных сооружений и территории парка работали крупнейшие художники и скульпторы своего времени – Александра Экстер, Александр Куприн, Кузьма Петров-Водкин,  Вера Мухина и др. 

Издательская программа «Гаража», программа поддержки молодых российских художников, не говоря уже о выставочной, образовательной и научной деятельности, выглядят настолько убедительными, что в этом году вопрос взаимоотношения искусства и церкви явно отойдет на второй план.

Мы поздравляем команду «Гаража» и желаем им большой удачи в реализации всех своих планов!