Оквуи Энвезор станет директором следующей Венецианской биеннале

okwui-enwezorОставим Кунсов и Каней. Всего за несколько часов до открытия Art Basel Miami Beach, художественному миру стало известо что-то очень вдохновляющее: Оквуи Энвезор был назван художественным директором 56-й Венецианской биеннале.

И это естественно. Нынешний директор Мюнхенского Haus der Kunst отвечал за легендарную Документу 11 в 2002 году, и уже годами стабильно обеспечивает Нью-Йоркский Международный Центр Фотографии качественными и значимыми выставками.

 

Можно было бы продолжить разговор о нем, но пока нам пора обратно, в ярморочные ряды!

Когда «Когда отношения становятся формой» становится неформальным отношением: Кунстхалле Берна в опасности

Вид “When Attitudes Become Form: Bern 1969/Venice 2013”  работы Gary B. Kuehn, Eva Hesse, Alan Saret, Reiner Ruthenbeck, Richard Tuttle Fondazione Prada, Ca’ Corner della Regina, Venice, 1 June – 3 November 2013 Фото: Attilio Maranzano  Fondazione Prada

Вид “When Attitudes Become Form: Bern 1969/Venice 2013” работы Gary B. Kuehn, Eva Hesse, Alan Saret, Reiner Ruthenbeck, Richard Tuttle Fondazione Prada, Ca’ Corner della Regina, Venice, 1 June – 3 November 2013 Фото: Attilio Maranzano
Fondazione Prada

Одна из наиболее примечательных выставок этим летом проходила не в одном из венецианских павильонов, а в Ка’ Корнер делла Реджина, где Фонд Прада представил постановку исторической выставки Харальда Зеемана, «Живи в своей голове: когда отношения становятся формой«. Эта выставка состоялось впервые в 1969 году на Кунстхалле Берна и послужила причиной перемены роли кураторства в искусстве, поразив и возмутив многих.  В шоу были включены такие художники как Джозеф Бойс, Джозеф Козуф, Эва Хэссе, Сол ЛеВитт и Лоренс Вайнер, чьи 36-дюймовые квадраты – это незабываемый компонент выставки (стоит признать, что наш любимый экспонат был создан недавно ушедшим Уолтером де Мариа: телефонный аппарат, на который сам художник периодически звонил, начиная разговор со случайными незнакомцами, взявшими трубку).

Работа Уолтера де Мариа

Работа Уолтера де Мариа

В эпоху Обриста и обучающих кураторской работе программ, роль и наследие Зеемана как куратора Документы 5 (в 1972) и автора важнейшей части Венецианской биеннале Аперто (в 1980 году) получили заслуженное внимание.

В 2012 году, в качестве одного из своих последних проектов в Институте Уаттис, Дженс Хоффман создал шоу «Когда отношения превратились в формы стали отношениями». В эту выставку, целью которой было изучение значения, истории и мифологии оригинальной выставки Зеемана, были включены 80 художников.

Фонд Прада применил другой подход к задаче — адресуя влияние куратора напрямую. Выставка была воссоздана так близко к оригиналу, как это только было возможно. (Работы, которые по тем или иным причинам невозможно было привезти или воссоздать были обозначены белым мелом.) И это как раз в то время, когда термин site-specific стал неизбежен, куратор Джермано Челан позвал Рэма Кулханса и Томаса Деманд (чей талант к имитации привел его к роли дизайнера декораций) поработать над воссозданием Кунстхалле Берна в палаццо Прада Ка’ Корнер делла Реджина. Текст, сопровождающий выставку, называет это решение «двойной занятостью». Сначала, художник занимает музей, а потом музей занимает палаццо. Скучные швейцарские стены со стандартной отделкой и радиаторами никак не играют с архитектурой палаццо, временами не к месту обнажая его мраморные стены и колонны. Вдобавок к внушительному 732-ти страничному каталогу, вебсайт фонда Прада предлагает дополнительную информацию о выставке, отличные снимки и видео с туром по галереям (рекомендуем вам поисследовать эти территории – оно того стоит).

Проект привлек внимание к выставке Зеемана и включенных в нее художников, но никто и не сделал попытки ответить на вопрос «почему это важно?». Даже без контекста, эта выставка с огромным количеством сложного материала и стоит многократного к ней возвращения. А новой и радикальной сегодня для любого завсегдатая Арт Базел она не является именно потому, что в 1969 она как раз таковой и была. Но что интересно, если место её проведения в этом году имело такое ключевое значение, то для чего вовлекать Кулханса и эти поддельные стены? Почему бы не представить выставку прямо на Кунстхалле в Берне?

Вид выставки Изабелль Корнаро, Кунстхалле Берна 2013

Вид выставки Изабелль Корнаро, Кунстхалле Берна 2013

Этот вопрос набирает актуальность на этой неделе особенно после того, как директор текущей Кунстхалле Берна Фабриче Строун написал открытое письмо, призывая к помощи и поддержке проекта, который, как выяснилось, находится под опасностью закрытия. Подобно Зеемену, стиль Строуна – пришедшего на пост после Филиппа Пиротте в 2012ом – можно охарактеризовать как «бесстрашный» по причине его отчетливого несовпадения с ожиданиями публики. У Строуна ещё, конечно, не было достаточно времени, чтобы продемонстрировать, на что он способен. Но это под его руководством в этом году свет увидел выдающиеся выставки, созданные кураторами Изабелль Сорнаро и Вирджинией Овертон. А теперь, кажется, его основные усилия будут направлены на поиск поддержки Кунстхалле (например, через эту петицию).

Сейчас команда Кунстхалле Берна работает над официальным переводом своего манифеста, так что и мы пока подождем. Но можно с уверенностью сказать, что мы живем в странные времена, когда один из ярчайших модных брендов сотрудничает с одним из наиболее выдающихся архитекторов в мире и художником, чтобы воссоздать выставку посвященную проекту, судьба которого не определена по причине отсутствия подобающей поддержки — как информационной так и финансовой.

 

Катрин де Зегер опубликовала список участников проекта Московской биеннале «Больше света»

Ирина Затуловская, Белые начинают, 1999

Ирина Затуловская, Белые начинают, 1999

Спустя несколько недель после первых тизеров, Московская биеннале – которая, напоминаем, пройдет с 20 сентября до 20 октября – анонсировала полный список участников, состоящий из 72 художников из 40 стран.

Очевидно, что Катрин де Зегер провела качественную подготовительную работу. Из 72 участников, по крайней мере 15 (включая худ. коллективы) из стран бывшего СССР. И не только из России (которую представляют и такие признанные таланты как Петр Белый, Дмитрий Венков, Виктор Алимпиев и Александра Паперно, и такие перспективные имена, как Ирина Затуловская, к слову сказать, одна из наших фаворитов, работы которой и трогательны и грубы одновременно), но и из Узбекистана (Умида Ахунов, Вячеслав Ахунов), из Казахстана (Саид Атабеков) и Азербайджана (Рена Эффенди).

Саид Атабеков, Путь в Рим, 2007

Саид Атабеков, Путь в Рим, 2007

Все они в хорошей компании. В список входят такие знакомые имена, как Адриан Вильяр Рохас (Adrian Villar Rojas), Джета Братеску (Geta Bratescu)Эва Котаткова (Eva Kotatkova), Вонгечи Муту (Wangechi Mutu), Фрэнсис Старк (Frances Stark), Таварес Страхан (Tavares Strachan), а также появятся те самые Тантрические картины из Энциклопедического дворца Джони в Венеции, созданные Роном Нагельом (Ron Nagel).

Среди прочих важных моментов: архитектор Йона Фридман (Yona Friedman) представит свое видение утопической архитектуры, Мона Хатум (Mona Hatoum) соткет паутину с нанизанными на нити созвездиями хрустальных шаров, а дуэт Альфредо и Исабель Акилисан (Alfredo and Isabel Aquilizan) создадут произведение о России.

И кое-что, о чем мы не услышали. Ставшие теперь ежедневными репортажи о гомофобии и дискриминации, основанной на сексуальной ориентации, стали причиной многих конфликтов, связанных с грядущими Олимпийскими играми в Сочи. Но мир искусства молчит. Можно ли надеяться, что это признак хорошо продуманной тактики, а не подчинения и согласия? А ведь невозможно найти более подходящее для этого время. Темные дни осветит «Больше света».

Вы можете изучить полный список здесь. И почитать о самой биеннале на официальном сайте.

Инсталляция Моны Хатум, Сеть, 2006.

Инсталляция Моны Хатум, Сеть, 2006.

И «Золотой лев» присуждается… Анголе!

 

Эдсон Шагас "Луанда. Энциклопедический город"

Эдсон Шагас «Луанда. Энциклопедический город»

Мы  были очень рады услышать, что «Золотой лев» Венецианской биеннале присужден павильону Анголы. Проект павильона под названием  «За пределами энтропии», курируемый Полой Насимьенто и Стефано Раболли Пансера,  взаимодействовал с центральным концептом сенсационного Энциклопедического дворца Массимилиано Джони: он разместился в волшебном Палаццо Чини, в районе Дорсодуро между выставкой Future Generation Art Prize и коллекцией Пегги Гуггенхайм.

Да, это именно тот самый Чини Фонда Джорджо Чини на острове Сан-Джорджо (сейчас более известного как остров мистера Марка Куинна…) Палаццо сам по себе является сокровищем, наполненным живописью XV и XVI веков (там есть работы Липпи, Ботичелли и Пьеро дела Фраческа), изысканная мебель данного периода, фарфор, иконы и другие артефакты коллекции прославленной семьи. Обычно Палаццо Чини закрыт для широкой публики, но Анголе каким-то образом удалось уговорить предоставить им палаццо, и теперь и у нас есть возможность увидеть всю эту красоту.

Проект представляет собой стопки постеров, на которых изображены лирические  фотографии Эдсона Шагаса: он находил различные объекты в трущобах Луанды, перемещал их и затем фотографировал. Идея заключается в том, что посетитель может собрать свою собственную энциклопедию из этих запечатленных моментов истории города, представленной в ее мусоре.

Согласно заявлению жюри, проект  Анголы выделялся тем, что «кураторы и художник вместе отразили непримиримость и сложность места». Выражаем поздравления Анголе за заслуженную награду, которая все же оказалась неким сюрпризом (ведь по слухам наиболее возможными победителями были «Английская магия» Джереми Деллера и потрясающее видео работа Ravel, Ravel, Unravel Анри Сала)

“Золотой Лев» за лучшую работу в основном проекте достался перформансисту Тино Сегалу за его бродячих певцов, а «Серебрянный Лев» лучшему молодому художнику ушел к французской художнице Камилле Энро.

Специальных упоминаний удостоились Шэрон Хейс и Роберто Куолиб, а также павильон Японии, в котором рассматривали жизнь после землятрясения, совместный проект Литвы и Кипра, который разместился во дворце спорта у Арсенала и курировался загадочным Раймундасом Малашаускасом. Жюри возглавляла куратор «Тейт Модерн» Джессика Морган, а также в него входили София Эрнандес Чун Цуй, Франческо Манакорда, Биси Сильва и Али Суботник.

Поздравляем всех победителей!

Объединенный павильон Кипра и Литвы

Вид инсталляции в объединенном павильоне Кипра и Литвы

 

Архитектурная Лига Нью-Йорка поддержала бывшее культовое здание музея…

american_folk_art_museum

Бышее здание Американского музея Народного Искусства

В 2011 году было много дискуссий о том, что  Музей современного искусства MoMA, Нью-Йорк,  объявил о решении приобрести  бывшее здание Американского Музея Народного Искусства, которое расположено  по соседству  от комплекса MoMA на 53-ей  улице. Построенное лишь 12 лет назад  архитекторами Тодом Уильямсом и Билли Циеном (командой, которая сейчас работает над новым зданием для Фонда Барнса В Филадельфии),  здание Американского Музей Народного Искусства уже стало одним из символом города.

Интерьер в бывшем здании Американского музея Народного Искусства

Интерьер в бывшем здании Американского музея Народного Искусства

Американский Музей Народного Искусства, в котором, кстати говоря,  находится макет «Энциклопедического  дворца»  Марино Аурити, послуживший вдохновением  для основного проекта  Массимилиано Джиони на Венецианской Биеннале – в 2011 году переехал из этого здания  в более доступное пространство напротив Линкольн Центра. Судьба здания до недавнего времени  была не совсем ясна. С одной стороны уже было принято решение о его интеграции в комплекс MoMA, с другой – в архитектурном плане оно не только не гармонизировало с существующим строением, но было в буквальном смысле неудобным для проведения экспозиций.

Дело в том, что галереи проектируются по вертикалям, что изначально не соответствует выставочной концепции «белого куба», которая уже стала визитной карточкой MoMA. В итоге наконец стало реальностью то, чего многие так опасались.  МоМа объявил, что здание бывшего Американского Музея Народного Искусства будет снесено, и на его месте построят новое, напрямую связанное с уже существующим комплексом. Согласно статье в New York Times главный куратор отдела Архитектуры и Дизайна в MoMA Барри Бергдолл сказал по этому поводу следующее: «Действительно больно наблюдать за тем, как здание, имеющее большое значение, уходит в небытие. Однако принятое решение имеет большое значение для дальнейшей эволюции комплекса зданий MoMA, ведь в результате будет создано то, что действительно поможет показать нашу коллекцию в самом лучшем виде».

Не удивительно, что принятое  решение вызвало много споров, результатом которых стало, к примеру, открытое письмо с выражением протеста от Архитектурной Лиги Нью Йорка, подписанное всеми уважаемыми: Ричард Маейром, Томом Мейном, Стивеном Холлом, Хью Харди и Роберт Стерн.

В связи с этим  New York Magazine опубликовал две противоположные точки зрения на данную ситуацию. Джастин Дэвидсон называет  принятое решение « предательством» («Когда  коммерческая организация сносит маленький, гармоничный и искусно построенный музей для того, чтобы затем на его месте поставить коробку из стекла и бетона, это — проявление корысти и обывательского подхода. Если же подобное совершается другим музеем – это намного хуже, это уже настоящее предательство»), в то же время Джерри Сальц заключает, что просто пришло время наконец попрощаться со зданием,  которые было «абсолютно непригодно для использования по назначению».

Я понимаю, почему эта новость вызвала жесткую реакцию со стороны архитектурного сообщества. Однако им следует знать, что фактически каждый человек в мире искусства уверен, что здание Уильямса-Циена совершенно не подходит для того, чтобы выставлять там искусство. И это лишь один пример из целого потока новых зданий, которые стали множиться с момента появления здания Фрэнка Гэри для Музея Гуггенхайма в Бильбао, и ставят архитектурный замысел выше самого искусства, для которого они предназначены. Архитекторы, при проектировании музея искусства, вы в праве что угодно творить за пределами здания. Но, пожалуйста, создавайте пропорциональные внутренние пространства для того, чтобы показывать искусство. Искусство должно быть на первом месте – все остальное вторично.

Со своей стороны Американский Музей Народного Искусства выпустил собственное заявление, в котором выразил благодарность MoMA за приобретение здания и предоставление, таким образом, музею достаточных средств на продолжение своей деятельности. Там же они решили напомнить читателям о том,  что: «Здание – не есть музей! Музей – не есть здание!».

Радя, Таус и биеннальное изобилие: мы верим в 2013!

Радя, Фигура #1, Стабильность, 2012

Радя, Фигура #1, Стабильность, 2012

Некоторое время назад на портале Artforum.com, Линда Яблонски (Linda Yablonsky) написала об открытии пост-Сэнди сезона в художественной жизни Нью-Йорка, к своей работе триумфально вернулись галереи: David ZwirnerCasey Kaplan и WallspaceПо словам Яблонски, возвратившиеся к жизни галереи «смотрят в будущее, как свернутые салфетки на опустевших стульях»… С полным текстом статьи вы можете познакомиться здесь.

Чего же нам ждать от 2013 года?
Для начала, это год Венецианской биеннале, разговоров о павильонах, палаццо, и, конечно же, вапоретто. Возвращаясь в осенний период, в ноябре директор Музея Современного искусства (the Museum of Modern Art) Гленн Лоури (Glenn Lowry) представил биеннальный календарь на 2013 год для The Economist, отметив в том числе Московскую, Шарджскую, Стамбульскую биеннале и биеннале Меркосур (Mercosul), которая по словам Лоури быстро набирает обороты и становится соперником своему известному собрату, биеннале в Бразилии.

Что на счет России? Облачившись в футболки “Свободу Pussy Riot”, мы узнали о «сносе» башни современного искусства еще до ее постройки, что дальше? В одном из итоговых постов в прошлом году мы писали о «Конце веселья» (братьев Чепменов в Эрмитаже 20/21). На этом вопрос цензуры не подошел к концу и в недавнем времени актуализировался с новой силой. Не успел затихнуть общественный резонанс вокруг выставки Чепменов, как появилась информация о нападении вандалов на музей Набокова в Санкт-Петербурге

Артгид – главный информационный и художественный ресурс в России – помог нам составить определенное представление о 2013, проведя опрос об уходящих и приходящих тенденциях «Трендспоттинг 2013», в котором приняли участие: шеф-редактор «Артгида» Мария Кравцова, арт-директор Фонда «Виктория – искусство быть современным» Тереза Мавика, куратор Татьяна Волкова, историк искусства и куратор Анонио Джеуза и др. Эти предсказания во многом затрагивают вопрос взаимоотношений государства и общества и роли искусства в нем.

Радя, фестиваль "Не темно" в Екатеринбурге, 21 декабря, 2012

Радя, фестиваль «Не темно» в Екатеринбурге, 21 декабря, 2012

Большинство западных экспертов сходятся во мнении относительно ситуации в России, подчеркивая провинциальный характер происходящих акций. Но несмотря на это, у нас есть и хорошие новости из Екатеринбурга. Для однодневного светового фестиваля в Екатеринбурге “Не Темно” уральский художник Радя (построивший на Уральской биеннале четырехметровую сферу из книг на вершине гигантского террикона) украсил прогулочную аллею вблизи Екатеринбургского театра оперы и балета двумя абажурами.

И в недавнем времени мы писали о запуске нового проекта APERTO в Санкт-Петербурге – возможно, мы можем быть слегка субъективны в наших оценках – но мы также хотим в очередной раз обратить ваше внимание на творчество молодого и уже признанного художника — Таус Махачевой, победителя Инновации 2012 в номинации «Новая генерация». Куратор Андрей Паршиков взял у Таус интервью для журнала Interview Россия, в котором Таус рассказывает о том, как она переехала из Дагестана, о своем выборе экономического факультета в РГГУ, о дальнейшей остановке в Институте искусств в Лондоне — Goldsmiths, и как череда событий в ее жизни привела ее к участию в Ливерпульской биеннале этого года: «У меня вообще нет такого понятия, как ошибка». C полным текстом вы можете ознакомиться здесь.

Это всего лишь несколько пунктов, на которые мы хотели бы обратить ваше внимание. Помимо всего прочего, среди весомых событий художественной жизни в России стоит вспомнить о возрождении Политехнического музея, об открытии временного павильона ЦСК «Гараж», открытии Еврейского музея и центра толерантности в бывшем помещении  ЦСК«Гараж», участии Вадима Захарова в российском павильоне на Венецианской биеннале. И о стартующей этой осенью Московской биеннале.

И, конечно, одно из главных культурных событий в России за последнее время:

russias-proudest-citizen

Куратор российского павильона на 55-ой Венецианской биеннале — Удо Киттельман!

Куратор Удо Киттельман

В след за новостью об «Энциклопедическом Дворце» Массимилиано Джиони на Венецианской биеннале, Артгид обнародовал информацию:

«Комиссар российского павильона на 55-ой Венецианской биеннале Стелла Кесаева (Stella Art Foundation) объявила о назначении Удо Киттельмана (Udo Kittelmann), директора Национальной галереи Берлина (Neue Nationalgalerie) и целого ряда государственных музеев Берлина, куратором выставки в павильоне России. По ее словам, это решение было принято совместно с Вадимом Захаровым, который будет представлять Россию на биеннале: «Это важный и ответственный шаг, который раскрывает нашу основную задачу. Мы хотим, чтобы российское искусство перестало быть изолированным и о нем заговорили всерьез на самом высоком международном уровне». 

Сотрудничество Захаров-Киттельман – второй проект Stella Art Foundation на Венецианской биеннале. В прошлом году в российском павильоне был показан проект «Пустые зоны» Андрея Монастырского и группы «Коллективные действия» под кураторством Бориса Гройса.

Подробную информацию смотрите на сайте Stella Art Foundation и на сайте Российского павильона на Венецианской биеннале.

«Бестиарий изображения»: Массимилиано Джиони воссоздаст в Венеции «Энциклопедический Дворец»

Марино Аурити и его модель «Энциклопедического Дворца», 1950-ые гг.

Вчера организаторы Венецианской биеннале приоткрыли завесу на готовящуюся 55-ую биеннале, которая стартует 1-ого июня и продлится до 24-ого ноября 2013 года.

Куратор Массимилиано Джиони (Massimiliano Gioni) дал название основному проекту “Энциклопедический Дворец” в качестве отсылки к проекту итальяно-американского художника Марино Аурити (Marino Auriti)

“16 ноября 1955 года Аурити зарегистрировал в США патент на использование  Энциклопедического Дворца (The Encyclopedic Palace), воображаемого музея, который вобрал в себя все накопленное человечеством знание, все величайшие открытия: от создания колеса до спутника. План Аурити по созданию дворца никогда, конечно, не был реализован, но мечты об универсальном, всеобъемлющем знании прошли сквозь века, собрав на своем пути столь же фанатичных художников, писателей, ученых, предсказателей, каким был и сам Аурити. Они все тщетно пытались воссоздать образ мира, полного разнообразия и богатства. Подобные космологические заблуждения о всезнании пролили свет на постоянные изменения и соотношения понятий «само» с универсальностью, субъективности с коллективностью, специфического с общим и индивидуального с культурой того времени, в котором оно существует”.

Джиони пояснил свой выбор темы тем, что современный переизбыток информации необходимо структурировать каким-либо образом и получить, тем самым, наиболее важную и полезную информацию. “Подобно театрам памяти, придуманным в 16-ом веке венецианским философом Камилло (Giulio Camillo) – интеллектуальным соборам, в которых знание зиждилось на изображении и магических ассоциациях – выставка «Энциклопедический Дворец» компилирует картографию образа мира, сочиняя свой Бестиарий (прим. Cредневековый сборник зоологических статей) изображения”.

С полным текстом вы можете ознакомиться здесь.

Вадим Захаров представит Россию на 55-ой Венецианской биеннале

 

Вадим Захаров, Монумент Теодору Адорно. Франкфурт на Майне, 2003

Сегодня Стелла Кесаева, президент Stella Art Foundation и комиcсар российского павильона на Венецианской биеннале, объявила о том, что художником от России на Биеннале в следующем году станет московский концептуалист – Вадим Захаров.

Во время своего первого комиссарского срока на 54-ой Венецианской биеннале Стела Кесаева назначила куратором Павильона России — Бориса Гройса, который, в свою очередь, представил проект Андрея Монастырского и группы «Коллективные действия».

В этот раз Стела следующим образом прокомментировала свой выбор: «В 2011 году Россию в Венеции представляли куратор Борис Гройс и художник Андрей Монастырский. Две ключевых фигуры российской современной культуры объединились, создав проект, который не оставил никого равнодушным. Ведущие мировые издания высоко оценили работу основателя московской концептуальной школы Андрея Монастырского. В 2013 году, продолжая представлять наиболее значимых художников современной России, мы сделали выбор в пользу Вадима Захарова. Я уверена, что талант и опыт международной работы Вадима Захарова поможет представить наш павильон наиболее актуально».

Вадим Захаров из серии "Слоники", 1982

Вадим Захаров – художник, теоретик и историк искусства, со-автор одного из важнейших изданий по современному российскому искусству —  «Московский концептуализм» совместно с Екатериной Деготь, 2005 год.

Это будет вторая инсталляция Вадима в Венеции, впервые его работа была представлена в рамках проекта 2002 года на 49-ой Венецианской биеннале.

Более подробную информацию вы можете получить на сайте Павильона России.