Бюро Находок

Eсли вы следили за драмой, развязавшейся вокруг коллекции «потерянных» картин Сергея Бугаева, вам будет интересно узнать, что она приняла новый поворот – не неожиданный, но точно неоднозначный, как и все в этой истории. 24 работы из собрания Африки были выставлены на продажу на аукционе «Vladey”, прошедшем 24-го ноября в Москве.

Бугаев и Новиков перед «Портретом Африки», 1980-е.

Напоминаем, что Бугаев, когда – то являвшийся ключевой фигурой ленинградского андерграунда, каким – то образом сумел собрать масштабную коллекцию работ своих товарищей — Георгия Гурьянова, Виктора Цоя, Тимура Новикова, Инала Савченкова, и прочих.

В какой – то момент полотна художников были вывезены из России для участия в выставке и так и не вернулись назад, предположительно застряв на таможне.25 лет спустя, ко всеобщему удивлению, работы объявились в России на выставке, курируемой Бугаевым, где они были представлены как работы из коллекции Бугаева. Художники обратились в суд, который в итоге разбирательств все — таки решил, что Бугаев действительно законный владелец коллекции.

Среди двух дюжин работ, представленные на торгах Vladey в Москве, был знаменитый «Портрет Африки» Тимура Новикова, на котором юный Бугаев изображен в кроссовках Nike с кассетным плеером – образ ближе к эпохе АССЫ, чем к нынешнему периоду судебных тяжб. Еще одна работа Новикова, «Ленинград», была продана за рекордные для аукциона 95 000 Евро Шалве Бреусу.

Позже, в интервью «Афише – Воздух», Бугаев признался, что работы с торгов – лишь «микроскопически малая» часть его коллекции, по сути подтвердив факт, в котором никто не сомневался. «У Бугаева не одна моя картина — и не две, и не десять, а больше… А вообще я чувствую себя замечательно — ничего хорошего от Сережи Бугаева не ждал и не жду» — сообщил в том же интервью Инал Савченков, чьи работы также были выставлены на торги.

Аукцион «Vladey»  совпал с Русскими торгами в Лондоне, которые проводили Christie’s, Sotheby’s, Bonhams и MacDougall’s.

Григорий Гурьянов, «Прыжок в Воду».

Обвалившийся рубль, падающая цена на нефть и санкции – факторы, которые не добавляли оптимизма  залам торгов. Дом Sotheby’s, у которого этот сезон и так проходит не гладко, продал лишь 12 из 32 представленных работ. Среди них была и картина «Прыжок в воду» Георгия Гурьянова, проданная за 122,500 фунтов. 240 лотов, выставленных на торгах Christies, принесли в общей сложности $31,597,848. “Портрет Марии Цетлин” Валентина Серова поставил рекорд для Серова и для русского искусства, проданного на аукционе – работа была продана за  $14,511,339. Подробный отчет о торгах Sotheby’s и Christie’s можно найти здесь и здесь. The New York Times сообщает, что продажи на русских торгах упали на 50% по сравнению с докризисным 2007-м, когда ноябрьские аукционы приносили около 100 миллионов фунтов. Судя по тревожным экономическим прогнозам, в ближайшее время положение на рынке может усугубиться. Безусловно, Бугаев знает, когда надо покидать корабль.

К слову о Лондоне. Если вы будете в городе, обязательно посмотрите выставку Пост-Поп: Восток и Запад в галерее Saatchi, которая прослеживает влияние поп – арта на художников из Китая, Тайваня и Советского Союза. Работы с условного «востока» здесь выставлены бок о бок с произведениями Баскиа, Шерман, Принца, Маккарти и прочих представителей западного канона. Андрей Ерофеев, один из кураторов шоу, собрал впечатляющую подборку русского поп- и соц – арта. Здесь есть и Брускин с Соковым, и Корина с Куликом. Если вы не в Лондоне, возможность увидеть выставку еще появится: Саатчи планирует показать ее в США, Китае и России.

Реклама

Другие новости

Featured

В последние несколько недель Россия попадает в газетные заголовки по причинам, которые оставляют желать лучшего. Ситуация в культуре, к счастью, несколько иная: прошедшая неделя была богата на события в сферах, которые традиционно считаются «нашим всем» — балете и авангардном искусстве.

Легендарная выставка 0,10, воссозданная в Tate Modern.

Легендарная выставка 0,10, воссозданная в Tate Modern.

16-го июля в лондонской Tate Modern открылась выставка Малевич: Революционер Русского Искусства – первая крупная ретроспектива художника за долгие годы, плюс – первая ретроспектива в Великобритании.

Tate Modern проделал колоссальную работу и смог собрать по частным и музейным коллекциям работы, полноценно представляющие 30-летнюю карьеру художника и его путь от ранних изображений сцен религиозной и крестьянской жизни до супрематизма и обратно к фигуративному искусству.

«Черный Квадрат» – версия 1923-го года – лежит в основе экспозиции: по единственной сохранившейся черно – белой фотографии кураторы Tate воссоздали легендарную «Последнюю Футуристическую Выставку Картин 0,10», ту самую, на которой в 1915-ом года «Черный Квадрат» был показан впервые, в углу комнаты, на месте, традиционно отведенном для икон. Британская пресса уже называет ретроспективу Малевича одной из самых сильных выставок года , и мы не можем не согласиться. Cтоит заметить, что Tate давно оказывает серьезную поддержку русскому искусству, подтверждением чему, например, служит специально созданный комитет по  закупке произведений искусства из России и Восточной Европы, в который входит Мария Байбакова.

Холберг на сцене Lincoln Center. Фотография из Инстаграма Дэвида Холберга.

Безусловно, сейчас не самый простой период в американо – российских политических отношениях. Однако вечер в честь Дэвида Холберга, первого премьера Большого Театра американского происхождения, прошедший 17-го июля в нью–йоркском Линкольн — Центре, cтал нейтральной территорией, где торжествовало искусство.

Впервые а истории Большой привез в Нью-Йорк не только свою легендарную балетную труппу, но и оркестр, оперу и хор для двухнедельной серии выступлений в Линкольн — Центре.

32-х летний Холберг попал в Большой по приглашению Сергея Филина в 2011-ом. Последующие годы, омраченные нападением на Филина и последующими скандалами, окружающими театр, были не самыми простыми для американца. Однако он вышел из них более сильным танцором – как технически так и эмоционально – доказательством чему послужило блестящее выступление Холберга в партии принца Зигфрида в балете Лебединое Озеро, который в тот вечер был представлен на сцене театра им. Дэвида Х. Коха.

За трехчасовым выступлением  последовал званый ужин в ресторане Lincoln, организованный Марией Байбаковой  вместе с Яной Пил, Ингой Рубинштейн, Насибой Адиловой, Анной Николаквской и Мирославой Думой. Откроем все карты: Baibakov Art Projects является cоветником Lincoln Center Global, отделением Линкольн – Центра, который занимается международным культурным развитием и  консультирует лидеров в разных областях искусства по всему миру – и мы этим очень гордимся.

Ужин, гостями которого стали художники Илья и Эмилия Кабаковы, куратор Невилл Уэйкфилд, коллекционеры Фил и Шэлли Ааронс, куратор Whitney Museum Скотт Роткопф (от чьей текушей ретроспективы Джэфа Кунса мы в восторге), и арт – дилер Джэффри Дайч, стал теплым домашним приветствием для Холберга, который продолжает танцевать в составе труппы Американского Балетного Театра по сей день. Такие американо – российские отношения можно только поприветствовать.

 

Тихая Манифеста

Еще месяц назад открытие Манифесты 10, запланированное на 28-ое июня, было под вопросом. Одни художники призывали бойкотировать выставку, другие просто отказывались от участия, петербуржским  сотрудникам биеннале два месяца не выплачивали зарплаты, а куратор выставки Каспер Кениг выражал серьезные сомнения, что Манифеста состоится в принципе.

Но Манифеста открылась – в срок и, как казалось со стороны, без видимых осложнений. 27 июня Петербургский Дневник, местная ежедневная газета,  выпускаемая  Правительством Санкт — Петербурга (тем же самым органом, который выделил на проведение Манифесты около 150 миллионов рублей из собственного бюджета) вышла с торжественным выносом:   «Несмотря на действия провокаторов,   Петербург становится центром современного искусства».

Не совсем понятно, на какие именно провокации в данном случае намекало издание (как известно, в последнее время этим термином называют любые действия, идущие в разрез с официальной политикой власти), но то, что сама Манифеста провокаций всячески пытается избежать,  было понятно давно.

На пресс – конференции Каспер Кениг, например, говорил о том, что Манифеста в Петербурге – всего лишь гость, и что он вообще будет  стараться сделать «Манифесту без манифеста». Другими словами, все пытались быть осторожными – порой даже чересчур.

Инсталляция Томаса Хиршхорна  ABSCHLAG (Срез), 2014. Фотография предоставлена пресс - службой Manifeta.

Инсталляция Томаса Хиршхорна ABSCHLAG (Срез),2014.                                           Фотография предоставлена пресс — службой Manifeta.

Выставка в Генеральном Штабе, новом крыле Эрмитажа, предназначенном для экспозиции искусства XIX – XXI веков («новое» это даже мягко сказано – стены некоторых залов докрашивали, когда Генштаб уже принимал первых посетителей) была составлена из работ художников, которых любят показывать на всех международных биеннале – Томаса Хиршхорна (которого в свое время показывали  в Baibakov Art Projects), Марии Лассинг, Доминики Гонсалес-Фёрстер, Франсиса Алис, Брюса Наумана и Вольфганга Тильманса, плюс российских художников Влада МамышеваМонро, Тимура Новикова, Павла Пепперштейна и Саши Сухаревой. Многие из списка показывались в городе впервые, и в экспозиции чувствовалось особое усилие организаторов дать и художникам и зрителям достаточно времени и пространства для ознакомления и размышлений.

Треть основной экспозиции была выставлена непосредственно в Зимнем Дворце, и это была уже совсем другая истори: здесь присутствие Манифесты казалось навязанным извне. Найти работы художников вроде Герхарда Рихтера, Йозефа Бойса, Тацу Ниси и прочих было сложно даже с картой Манифесты, выдававшейся в Генштабе. Многие работы были показаны в пространствах, которые казались периферийными  — инсталляция из рассыпной пудры художницы Карлы Блэк, например, скрывалась за закрытой дверью. Смотрительницы музея  очевидно были настроены скептически: на вопросы о том, где что искать, они обычно отвечали что – то в духе «да,  я что – то видела – где – то в там, рядом с нашими Караваджио». Эрмитаж, с его имперским прошлым и энциклопедической коллекцией, для современного искусства может быть колоссальным ресурсом для интерпретации и исследования.  В случае Манифесты, эта возможность была упущена – как художники, так и сам музей то ли остерегались друг друга, то ли просто были не слишком друг в друге заинтересованы.

Сьюзен Филипс Круговорот реки (Нева) 2014 Двенадцатиканальная аудиоинсталляция в Зимнем Дворце. Фотография предоставлена пресс - службой Manifesta.

Сьюзен Филипс, Круговорот реки (Нева), 2014,
Двенадцатиканальная аудиоинсталляция в Зимнем Дворце.                                         Фотография предоставлена пресс — службой Manifesta.

Что касается политики, то Манифеста явно пыталась высказаться хоть как – то на каждую острую тему — об Украине, законе о сексуальной пропаганде, национализме, и пр. В Главштабе целый зал был выделен под серию фотографий Бориса Михайлова, снятых во время протестов на Майдане; в Зимнем Дворце Марлен Дюма показала серию портретов известных гомосексуалистов вроде Чайковского и Эйзенштейна; Эрик ван Лисхаут сделал масштабную инсталляцию и видео, посвященное эрмитажевским кошкам, пестрящую намеками на Pussy Riot.  Но почему – то в масштабе выставки, а не индивидуальных работ, все это напоминало какую – то отписку: мол, были темы, которые нельзя было игнорировать, и мы о них что — то да сказали.

В целом, эту Манифесту можно считать успешной попыткой привезти «важное» современное искусство туда, где его показывают не так часто, и мы надеемся что это усилие будет оценено зрителями (организаторы рассчитывают на то, что выставку увидят 500 000 человек).

Тем не менее, эта Манифеста оставила странное ощущение, что она могла бы проходить в любом другом городе мира. И, учитывая обстоятельства, место,  и время, это достаточно странно.

Роботы, Невремя и Pussy Riot

Да, последнее время с точки зрения Запада с Россией все совсем непросто. (В тексте для Новой Республики, блоггер KermlinRussia предлагает бросить надежды на изменения и вместо этого начать делать ставки на худшие возможных исходов, так в любом случае ты только выиграешь.) Манифеста должна была сделать повнорное заявление, что все состоится (хотя еще один художник Павел Альтамер последовал примеру Что делать и отказался от участия). А Михаил Пиотровский дал миру готовый для цитирования коментарий: «Люди, как правило, не любят современное искусство. Россия вообще страна более консервативная. Но и во всем мире современного искусства не считается равноценным нормальному искусству, работам старых мастеров».

Остерегайтесь роботов

Image

Красная площадь, 18 апреля 1991

23 апреля 2014 года, правительство России объявило, что в ближайшее время блоггеры, с аудиторией более 3000 человек — и напоминаем, что это страна, где Livejournal по-прежнему процветает — теперь будут считаться прессой. Правила и обязательства, относящиеся к официальной прессе, теперь будут относиться и к ним. Короче говоря, это означает, они могут подвергаться цензуре. И в качестве первого шага, Путин объявил, что по состоянию на 1 мая авторы произведений искусства (в том числе кино и литературы) могут быть оштрафованы за использование нецензурной лексики. Это в продолжение закона, принятого в апреле прошлого года, запрещающего непристойность в медиа.

Закон должен помочь развивать и защищать русский язык, дие , как ни парадоксально , вполне почитали для масштаба и объема его ругательств . Согласно Moscow Times , однако, на самом деле запрещены только конкретные слова. :

В декабре 2013 года Институт Русского Языка Российской Академии Наук составил список из четырех ругательных слов, которые должны быть запрещены. «Нецензурное обозначение мужского полового органа, нецензурное обозначение женского полового органа, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы».

Много лет назад, кстати, группа художников удачно проиллюстрировала одно из них.

Роскомнадзор уже начал тестировать систему автоматического мониторинга онлайн-изданий. Специальные роботы (aka swearbots) будут сканировать сеть в поисках нецензурной лексики.

 

Невремя

Image

Кадр из видео Невремя

И еще одно замечательное примечание. Антонина Баевер, Дмитрий Венков и Валентин Дьяконов в который раз объединили усилия, чтобы произвести еще один эпизод их сатирической новостной программы. Невремя как «вне времени”, как состояние дислокации,- оформлена в виде доклада о будущих временах, выдуманное время, когда русское искусство переживает ренессанс. Сегменты включают камео группы ZIP, которые играют солдатов армии, а точнее, ее элитный дивизион, обученный безжалостно производить бессмысленные выставки и еще более бессмысленным прессы релизы. Нам показался особенно интересным момент видео, где художник Валерий Чтак задается вопросом, как делать искусство после Pussy Riot.

Pussy Riot говорят о правах заключенных на Frieze Art Fair

Image

Мария Алехина и Надежда Толоконникова в Вашингтоне, 6 мая 2014 года.

 

Говоря о Pussy Riot, Мария Алехина и Надя Толоконникова вернулись в заголовки после визита в Вашингтон в начале мая, где они призвали США продолжать оказывать давление на Путина. Следующая остановка в туре — Frieze Art Fair, где в прошлую пятницу пара беседовала с Дэвидом Ремником из The New Yorker. Говорили об общих вопросах, касающихся истории создания группы и политического контекста в стране. Акцент был сделан на правах заключенных.

О новостях по теме. New York Magazine сообщает, что девушки будут участвовать в Первом симпозиуме в Осло, семинаре о феминистском искусстве: в форме протестов. Будут участвовать такие известные теоретики как Джудит Батлер, которую они, кстати, надеются взять с собой в Россию на аналогичный симпозиум.

Призы, политика и павильоны

Юрий Альберт, В моей работе…, 1983

Юрий Альберт, В моей работе…, 1983

 

Прошлая неделя была неделей призов и премий: новая The Art Newspaper Россия, питерская Премия Сергея Курёхина, конкурс Инновация и Золотая камера Московского Мультимедиа Арт Музея.

The Art Newspaper Россия изумляет и смущает своей ежегодной церемонией, второй по счету

Сцена из спектакля на премии Art Newspaper Award

Сцена из спектакля на премии Art Newspaper Award

Начнем с премии The Art Newspaper Russia, лауреаты которой были объявлены 4 апреля. Новичок во всех смыслах – этот раз был всего лишь вторым для этого мероприятия – премия The Art Newspaper Russia уже заполняет пустоту, оставленную Артхроникой, Черным квадратом, и другими российские художественными журналами. Категории довольно прямы и односложны, за исключением одной новой – «Реставрация года», которая не может не выделяться (особенно, когда такие шедевры, как дома Мельникова и Наркомфин преодолели значительные финансовые препятствия.) В этом году награда досталась библиотеке Алвара Аалто в Выборге. Лучшей выставкой года стала «Наталия Гончарова. Между Востоком и Западом», которая проходила в Третьяковской галерее на Крымском Валу; Музей Ольги Свибловой, Мультимедиа Арт Музей Москва (МАММ), был назван Музеем Года; и Книгой года был назван сборник статей и документов под редакцией Николая Молока, директора Stella Art Foundation, «Русские художники на Венецианской биеннале. 1895-2013». ( Актуально.)

Драгоценным моментом вечера стала номинация за «Личный вклад», лауреатами которой стали основатели благотворительного фонда «Айрис» Роман Абрамович и Дарья Жукова. Вполне предсказуемо –  сами награжденные на церемонии не присутствовали. Вместо этого, зрители смотрели спектакль, в котором персонаж Даши пытается отвлечь Романа от его Челси, потом сдается и читает Art Newspaper Россия. Роман , понимая ошибку, нанимает агента 007, чтобы найти произведения искусства мира в попытке выиграть внимание Даши вновь. Все это под музыку Amy Winehouse . Вы можете посмотреть его здесь на канале Дождь.

Премия Сергея Курёхина предлагает взглянуть на российский мир искусства вдали от Москвы

Выставка Ивана Сотникова в Navicula Artis

Выставка Ивана Сотникова в Navicula Artis

Обычно второстепенный в этих вещах, Премия Сергея Курёхина — названная в честь композитора Сергея Курехина – в этом году подняла уровень своей игры, проведя церемонию в Эрмитаже. Кандидаты обычно отражают арт-климат в Петербурге, склоняясь, скорее, к театральности. Об этом свидетельствуют результаты от 2012ого года: главный лауреат, Питер Айду, художник, работающий со звуковой инсталляцией; Радя (из Екатеринбурга) и группа Group PROVMYZA  (из Нижнего Новгорода ), Глеб Ершов из Navicula Artis, за свой кураторский проект » Битва с Белкой.»

В этом же году, Гран-при «Поп-механика»
получил Владимир Раннев за оперу «ДВА АКТА»; Лучший кураторский проект получила куратор Наиля Аллахвердиева за «Лицо невесты. Современное искусство Казахстана»;
Искусство в общественном пространстве (проекты public art / land art / граффити) –
«АРХСТОЯНИЕ 2012. ЛЕТО» (Антон Кочуркин);
Лучший медиа-объект (видеоарт / кино / анимация) – «ВОТ» художника Виктора Алимпиева;
Лучший текст о современном искусстве – «Угол несоответствия. Школы нонконформизма. Москва-ленинград. 1946-1991» Екатерины Андреевой;
Лучшее произведение визуального искусства: «Красное Смещение» художников Елены Губановой и Ивана Говоркова.

Юрий Альберт и Катя Деготь берут главный приз на премии Инновация

Кадр из фильма Саши Пирогова в BIBLIMEN, 2013 .

Кадр из фильма Саши Пирогова в BIBLIMEN, 2013 .

В Музее Москвы состоялась церемония награждения лауреатов IX Всероссийского конкурса в области современного визуального искусства Инновация 2013. XL Gallery Елены Селиной получила звание «Лучший кураторский проект» за шоу «Реконструкция », состоящего из двух частей и представленного Гаражом и Фондом Екатерина. Краснодарская Группа ZIP получила приз за «Лучший регионального проект», Калининградский куратор Дмитрий Булатов забрал домой приз за «Теорию, критику и искусствоведение», а также награда как начинающему художнику досталась Саше Пироговой с ее видео BIBLIMEN (2013 . ) Самая высокая похвала, однако, досталась Юрию Альберту и Кате Деготь, которые выиграли в номинации «Произведение визуального искусства» – «Что этим хотел сказать художник?» ретроспектива игриво разочарование репертуара Альберта. (Большой год для Деготь!)

Были отмечены Фонд Артхроника – теперь Breus FoundationШалвы Бреуса, за вклад в искусство. Также был почтен Влад Мамышев-Монро. И еще красочная деталь. Как Маша Кравцова из АРТГИД написала на Facebook, во время церемонии имя Путина многократно имелось в виду, но не было произнесено напрямую. В комментариях шутили о Волдеморте.

Премия Кандинского: изменение формы, но не сути

 Ударник, Москва, скоро станет музеем Фонда Бреуса


Ударник, Москва, скоро станет музеем Фонда Бреуса

Конечно, самым значимой из всех до сих пор является Премия Кандинского Фонда Артхроника, которая, как правило, присуждается в декабре. Закрытие журнала Артхроника поставило вопрос об изменении названия Фонда. Его глава, коллекционер Шалва Бреус, планов и устремлений относительно своей практики и роли не поменял (они включают в себя преобразование театра Ударник в частный музей).

На прошлой неделе, Artguide объявил, что Бреус меняет название своего фонда на Бреус Foundation. Кроме того, Бреус стартовал архитектурный конкурс на лучший проект для его музея, который теперь планируется открыться в 2016 году. Пока архитекторы в списках включают очень интернациональный ассортимент: Арата Исодзаки & Associates (Япония), Штефан Браунфельс Architekten (Германия ), Designed by Erick van Egeraat (Нидерланды),  Emre Arolat Architects (Турция ), John McAslan + Partners (Великобритания), и Robbrecht en Daem ARCHITECTEN (Бельгия). Мы считаем, что космополитизм должен иметь место быть, но было бы замечательно увидеть новую жизнь в архитектуре здания периода конструктивизма. Хотелось бы видеть предложения российских архитекторов.

Финалисты будут объявлены в июне.

 

Моральная сторона вопроса: Катар, Абу-Даби, Сидней

Ahmet Ogut, from the series Stones to Throw, 2011

Ahmet Ogut, from the series Stones to Throw, 2011

Уже около недели мы наблюдаем ситуацию на Украине и в Крыму, и, цитируя Захи Хадид, можем сказать, что «расхождения есть во всем мире.» Так, забыв о политике на время, мы обратим ваше внимание на некоторые из актуальных на этой неделе вопросов искусства и ответственности.

Вопрос об ответственности художника перед обществом не прекращает быть актуальным в мире искусства. ( Конечно, это вопрос скорее как импульс или мотивация, а не один из тех, на который существует правильный ответ и рецепт к его разрешению.) Как правило, эта линия аргументации всплывает в контексте  работ таких художников, которые распространяют заведомо провокационные сообщения (как, например, Pussy Riot), утверждая при этом, что эти личные формы выражения должны быть защищены свободой слова. Второй вид конекста для этого вопроса – это спонсоры.

amazing-legacy(Не)Обязанность архитектора : Заху Хадид критикуют за ее комментарии о Катаре

Архитектор Заха Хадид ведет следующий после Serpentine Sackler Galleryс проект Al Wakrah Stadium, место проведения Кубка мира в Катаре в 2022. Вот краткая презентация конструкции :

Стадион уже попал под огонь критики за его поразительное сходство с женскими гениталиями ( Кажется все так и работает – когда мужчина-архитектор строит небоскреб, мы называем его фаллическим, когда женщина-архитектор строит стадион, он становится вагинальным.) Теперь, после несколько откровенных комментариев Хадид, эта история снова в новостях. Речь велась о роли архитектора в эксплуатации рабочих в Персидском заливе. Вкратце: «Это не моя обязанность как архитектора обращать внимание на [ права работника ] … Я могу сделать заявление, личное заявление, о ситуации с рабочими, но я не могу ничего с этим поделать, потому что у меня нет такой власти».

На самом деле, стадион Хадид является одним из пяти, планирующихся к чемпионату мира. Вопрос в том, является ли это долгом архитектора отвечать за условий постройки здания? Несет ли архитектор ответственность за условия, при которых здание строят, в частности , когда вполне конкретные проблемы не является исключительными, а системными в рамках данного региона? Должен ли архитектор нести ответственность за то, откуда идут средства на строительство? И, по этой логике, должны ли они нести ответственность за деятельность, которая ведется в этом здании? Каждый вопрос приводит к другому, и нет простых ответов. В своих комментариях, Хадид отмечает, что тревожные ситуации есть во всем мире — не в последнюю очередь из которых можно отметить ситуацию в ее родном городе Багдаде. Но значит ли это, что архитекторы должны полностью прекратить всякое строительство?

Image of the February 22 protest at the Guggenheim. Image courtesy of GULF, found on Hyperallergic.

Image of the February 22 protest at the Guggenheim. Image courtesy of GULF, found on Hyperallergic.

G.U.L.F. Протесты в музее Гуггенхайма

Это был не единственный раз на этой неделе, когда в конфликтно-новотном контексте были упомянуты Эмираты. Раг Вартанян из Hyperallergic был в прошлую субботу в Нью-Йоркском Гуггенхайме, где музей проводил свой регулярный день “плати-сколько-пожелаешь”. Посетители недавно открывшейся выставки «Итальянский Футуризм» увидели примерно сорок протестующих, которые раскрыли свои баннеры и разбрасывали листовки вниз на фойе, распевая слова «Кто строит Гуггенхайм в Абу-Даби?»

Видео протеста можно посмотреть здесь:

Автор описывает точку зрения протестующих , которая заметно отличается от Хадид:

«Искусство, среди прочего, это действие, жизнь и воображение лучшего мира», сказала художник Ниташа Диллон из  MTL Collective. «Искусство не должно нарушать права человека, искусство не должно ставить под угрозу жизнь рабочих и искусство не должно создавать долговых рабов. И, безусловно, не быть частью системы, которая создает долговую кабалу.»

Найти полный отчет можно здесь. Директор Гуггенхайма Ричард Армстронг опублковал краткое заявление, отражающее его озабоченность положением , но и успел отметить, что, технически говоря, еще никто не строит Гуггенхайм в Абу-Даби , так как проект до сих пор не вступил в фазу строительства. После протестующие — G.U.L.F. (Global Ultra Luxury Faction)  перевели разговор в более близкую музею плокость заявив, что музей не доплачивет своим охранникам. Из Гуггенхайма ответили , что его сотрудники по безопасность получают конкурентоспособную заработную плату и льготы, а персонал на спец. событиях может получать почасовую плату. Далее следует серия невнятных претензий.

Без Transfield

Как это ни странно, не все протесты были связаны с Персидским заливом.

На прошлой неделе смерть ищущего убежища человека в центре содержания под стражей, имеющем прямое отношение к Transfield — одиного из крупнейших спонсоров Сиднейской биеннале, планируемой открытся 21 Марта под названием «Ты представляешь то, что желаешь» — побудило ряд художников объединиться с призывом отказаться от этого спонсора. Он, по их мнению, неадекватный финансовый партнер в контексте современного искусства. Упоминается нарушение прав человека. Из открытого письма:

Сегодня обстоятельства сложны: общественные учреждения все больше полагаются на частное финансирование и меньше на государственное, Последствия могут быть серьезны. Мы понимаем сложность ситуации и не верим, что существует одно простое решение.

Тем не менее, в данном случае, мы расцениваем наше участие в биеннале в условиях нынешней ситуации со спонсорами как добавление стоимости бренду Transfield. Участие является активным одобрением их деятельности.

И здесь встает вопрос о моральной стороне практики:

Наши интересы как художников касаются не только наших индивидуальных моральных позиций. Нас беспокоит ответственность культурных учреждений по отношению к актуальным социальным вопросам.

Мы считаем, что художники и работники искусства могут – и должны – создавать среду, которая дает силу людям в коллективах и индивидуально действовать по совести…

Сидней Биеннале ответили крайне осторожно.  Они “сопереживают” художникам и разделяют точку зрения, будучи “где-то между идеологией и принципом.” Но делать по этому поводу – тем более в ущерб себе – Биеннале не собирается.

26ого февраля пятеро Libia Castro, Ólafur Ólafsson, Charlie Sofo, Gabrielle de Vietri and Ahmet Öğüt (ссылка выведет вас на заявление художника) отказались от участия в выставке.

Вот такой морально-нагруженной была последняя неделя февраля.

Интересно, что последует за этими событиями. Оставайтесь с нами!

Будущая история: Планируя 2014ый

sharjah-art-foundation-1

Sharjah Art Foundation

Пока Нью-Йорком владеет полярный вихрь, мы решили обратить внимание на все то, что нас ждет в месяцы более приятной погоды. И в этом мы не одиноки –на прошлой неделе было на удивление много уведомлений и апдейтов о  Мартовском собранииГлобальном Художественном Форуме (the Global Art Forum) и множествe предстоящих биеннале .

Мы считаем Мартовское Собрание гениальным проектом от и до; проходящая в неактивные годы биеннале в  Шардже,  эта серия дискуссий и лекций удерживает Шарджа (и саму Sharjah Art Foundation) в международном календаре мира искусства. В этом году программа проходит с 13-17 марта и включает в себя таких участников как Хор Аль-Касими (Sharjah Art Foundation), Евджини Джу (куратор следующей Биеннале в Шарджа), Килен Уилсон-Голди и ​​множество других художников (среди них: Хасан Хан, Уаел Шоуки, Дан Во, Адриан Виллер Рохас и Синтия Марселле) .

Stas Kharin, Poetic Entente or Occupation of the Heart, 2009, Courtesy of North Caucasus Branch of the National Centre for Contemporary Art

Stas Kharin, Poetic Entente or Occupation of the Heart, 2009, Courtesy of North Caucasus Branch of the National Centre for Contemporary Art

Через неделю после этой конференции, есть возможность отправиться на Art Dubai, которая пройдет с 19 по 22 марта . Нам особенно приятно наблюдать участие Slavs and Tatars. В этом году они приглашенные кураторы, ответственные за секцию Marker, которая посвящена развивающимся галереям на Кавказе и в Средней Азии. В разделе будут представлены пять художественных пространства: ArtEast (Бишкек, Кыргызстан); Азия Арт (Алма-Ата, Казахстан); Северо-Кавказский филиал Государственного центра современного искусства, ГЦСИ ( Владикавказ, Республика Северная Осетия-Алания , Россия); Popiashvili Gvaberidze Window Project (Тбилиси, Грузия ) и Yarat, пространство современного искусства (Баку, Азербайджан). Интересно, что покажут участники (кстати, в нашем блоге мы неоднократно упоминали одного из них —  проект Yarat).

Ярмарка откроется одновременно с Global Art Forum. В этом году форум называется «Между тем … История» (руководитель проекта – Shumon Basar, с помощью Омар Беррада и Ала Юниса). Интригующей частью программы станет “Век Документы» – обсуждение, которое объединит кураторов Документы в прошлом и настоящем: Екатерина Дэвид и Adam Szymczyk, и куратор следующей Венецианской биеннале, Okwui Enwezor.

Eglé Budvytytė, Choreography for the Running Male, 2012, performance, 30 mins. Courtesy the artist.

Eglé Budvytytė, Choreography for the Running Male, 2012, performance, 30 mins. Courtesy the artist.

 

Альтернативой ОАЭ является Сидней, который проведет 19-ю Сиднейскую биеннале. Куратор Юлиана Энгберг тематизировала ее по-Евро-хаусовски и назвала ее так: «Ты представляешь то, что ты хочешь.» В списке художников заявлены: Дуглас Гордон (он выступит с программной речью. Те, кто с Дугласом знакомы могу только себе представить, как он может интерпретировать что задание… ), Габриэль Лестер, John Stezaker, и Яэль Бартана. Первые дни будут полны событий. Так, планируется выступление Тасиды Дин и реприза Eglé Budvytytė “Choreography for the Running Male.” Дополнительную информацию вы найдете здесь.

Когда Джессика Морган была объявлена главным куратором биеннале в Кванджу в 2014ом, мы знали, что будет весело. И мы были правы. На этой неделе Морган и ее команда объявили тему: «Спалить дом дотла» (Burning Down The House). И это не просто «гимн буржуазным тревогам.“ “Участники биеннале будут исследовать процесс сгорания и преображения, цикл уничтожения и обновления и его свидетельства, явленные в ходе мировой истории и в конце концов обещающие надежду на перемены.”

Wan Lee, The Possibility of Impossible Things, 2012. Courtesy of the artist and Gwangju Biennale Foundation.

Wan Lee, The Possibility of Impossible Things, 2012. Courtesy of the artist and Gwangju Biennale Foundation.

Можно прочесть это в контексте ситуации с Киевом. Мы уже говорили о непростых условиях в которых нашел себя Дэвид Эллиотт, куратор последней Киевской международноц биеннале современного искусства ARSENALE (и предстоящей Московской биеннале молодого искусства). Достаточно того, что сам факт планирования второй биеннале поразителен. Интереснее этого только то, что ее кураторами станут редактора немецкого журнала Springerin, Hedwig Saxenhube и Georg Schöllhammer (он, как глава tranzit.at, помогал в курировании восхитительной выставки в Новом Музее в Нью-Йорке “Report on the Construction of a Spaceship Module.”)  До сих пор есть сомнения, что все состоится, но мы внимательно следим за развитием событий.