Моральная сторона вопроса: Катар, Абу-Даби, Сидней

Ahmet Ogut, from the series Stones to Throw, 2011

Ahmet Ogut, from the series Stones to Throw, 2011

Уже около недели мы наблюдаем ситуацию на Украине и в Крыму, и, цитируя Захи Хадид, можем сказать, что «расхождения есть во всем мире.» Так, забыв о политике на время, мы обратим ваше внимание на некоторые из актуальных на этой неделе вопросов искусства и ответственности.

Вопрос об ответственности художника перед обществом не прекращает быть актуальным в мире искусства. ( Конечно, это вопрос скорее как импульс или мотивация, а не один из тех, на который существует правильный ответ и рецепт к его разрешению.) Как правило, эта линия аргументации всплывает в контексте  работ таких художников, которые распространяют заведомо провокационные сообщения (как, например, Pussy Riot), утверждая при этом, что эти личные формы выражения должны быть защищены свободой слова. Второй вид конекста для этого вопроса – это спонсоры.

amazing-legacy(Не)Обязанность архитектора : Заху Хадид критикуют за ее комментарии о Катаре

Архитектор Заха Хадид ведет следующий после Serpentine Sackler Galleryс проект Al Wakrah Stadium, место проведения Кубка мира в Катаре в 2022. Вот краткая презентация конструкции :

Стадион уже попал под огонь критики за его поразительное сходство с женскими гениталиями ( Кажется все так и работает – когда мужчина-архитектор строит небоскреб, мы называем его фаллическим, когда женщина-архитектор строит стадион, он становится вагинальным.) Теперь, после несколько откровенных комментариев Хадид, эта история снова в новостях. Речь велась о роли архитектора в эксплуатации рабочих в Персидском заливе. Вкратце: «Это не моя обязанность как архитектора обращать внимание на [ права работника ] … Я могу сделать заявление, личное заявление, о ситуации с рабочими, но я не могу ничего с этим поделать, потому что у меня нет такой власти».

На самом деле, стадион Хадид является одним из пяти, планирующихся к чемпионату мира. Вопрос в том, является ли это долгом архитектора отвечать за условий постройки здания? Несет ли архитектор ответственность за условия, при которых здание строят, в частности , когда вполне конкретные проблемы не является исключительными, а системными в рамках данного региона? Должен ли архитектор нести ответственность за то, откуда идут средства на строительство? И, по этой логике, должны ли они нести ответственность за деятельность, которая ведется в этом здании? Каждый вопрос приводит к другому, и нет простых ответов. В своих комментариях, Хадид отмечает, что тревожные ситуации есть во всем мире — не в последнюю очередь из которых можно отметить ситуацию в ее родном городе Багдаде. Но значит ли это, что архитекторы должны полностью прекратить всякое строительство?

Image of the February 22 protest at the Guggenheim. Image courtesy of GULF, found on Hyperallergic.

Image of the February 22 protest at the Guggenheim. Image courtesy of GULF, found on Hyperallergic.

G.U.L.F. Протесты в музее Гуггенхайма

Это был не единственный раз на этой неделе, когда в конфликтно-новотном контексте были упомянуты Эмираты. Раг Вартанян из Hyperallergic был в прошлую субботу в Нью-Йоркском Гуггенхайме, где музей проводил свой регулярный день “плати-сколько-пожелаешь”. Посетители недавно открывшейся выставки «Итальянский Футуризм» увидели примерно сорок протестующих, которые раскрыли свои баннеры и разбрасывали листовки вниз на фойе, распевая слова «Кто строит Гуггенхайм в Абу-Даби?»

Видео протеста можно посмотреть здесь:

Автор описывает точку зрения протестующих , которая заметно отличается от Хадид:

«Искусство, среди прочего, это действие, жизнь и воображение лучшего мира», сказала художник Ниташа Диллон из  MTL Collective. «Искусство не должно нарушать права человека, искусство не должно ставить под угрозу жизнь рабочих и искусство не должно создавать долговых рабов. И, безусловно, не быть частью системы, которая создает долговую кабалу.»

Найти полный отчет можно здесь. Директор Гуггенхайма Ричард Армстронг опублковал краткое заявление, отражающее его озабоченность положением , но и успел отметить, что, технически говоря, еще никто не строит Гуггенхайм в Абу-Даби , так как проект до сих пор не вступил в фазу строительства. После протестующие — G.U.L.F. (Global Ultra Luxury Faction)  перевели разговор в более близкую музею плокость заявив, что музей не доплачивет своим охранникам. Из Гуггенхайма ответили , что его сотрудники по безопасность получают конкурентоспособную заработную плату и льготы, а персонал на спец. событиях может получать почасовую плату. Далее следует серия невнятных претензий.

Без Transfield

Как это ни странно, не все протесты были связаны с Персидским заливом.

На прошлой неделе смерть ищущего убежища человека в центре содержания под стражей, имеющем прямое отношение к Transfield — одиного из крупнейших спонсоров Сиднейской биеннале, планируемой открытся 21 Марта под названием «Ты представляешь то, что желаешь» — побудило ряд художников объединиться с призывом отказаться от этого спонсора. Он, по их мнению, неадекватный финансовый партнер в контексте современного искусства. Упоминается нарушение прав человека. Из открытого письма:

Сегодня обстоятельства сложны: общественные учреждения все больше полагаются на частное финансирование и меньше на государственное, Последствия могут быть серьезны. Мы понимаем сложность ситуации и не верим, что существует одно простое решение.

Тем не менее, в данном случае, мы расцениваем наше участие в биеннале в условиях нынешней ситуации со спонсорами как добавление стоимости бренду Transfield. Участие является активным одобрением их деятельности.

И здесь встает вопрос о моральной стороне практики:

Наши интересы как художников касаются не только наших индивидуальных моральных позиций. Нас беспокоит ответственность культурных учреждений по отношению к актуальным социальным вопросам.

Мы считаем, что художники и работники искусства могут – и должны – создавать среду, которая дает силу людям в коллективах и индивидуально действовать по совести…

Сидней Биеннале ответили крайне осторожно.  Они “сопереживают” художникам и разделяют точку зрения, будучи “где-то между идеологией и принципом.” Но делать по этому поводу – тем более в ущерб себе – Биеннале не собирается.

26ого февраля пятеро Libia Castro, Ólafur Ólafsson, Charlie Sofo, Gabrielle de Vietri and Ahmet Öğüt (ссылка выведет вас на заявление художника) отказались от участия в выставке.

Вот такой морально-нагруженной была последняя неделя февраля.

Интересно, что последует за этими событиями. Оставайтесь с нами!

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s