Надежда Толоконникова описывает реалии российской тюрьмы

Надежда Толоконникова, 26 июля 2013. Фото: Андрей Стенин РИА Новости

Надежда Толоконникова, 26 июля 2013. Фото: Андрей Стенин РИА Новости

Мы стараемся сохранять критическую дистанцию ​​от самых прямых провокаций касающихся Pussy Riot (ведь иногда зрелищность действия отвлекает от сути вопроса), но недавние вести от Нади Толоконниковой действительно привлекли наше внимание.

В настоящее время Толоконникова отбывает двухлетний срок наказания, который заканчивается уже в марте 2014 года, и одной из причин, по которой ей было отказано в условно-досрочном освобождении явилось ее нежелание участвовать в конкурсе красоты среди заключенных «Мисс очарование». С экрана лэптопа вся эта история (и прилагающийся фотографии) казалась сродни сюжету сериала «Оранжевый — хит сезона» (Orange is the New Black), где сильная героиня борется с системой.

Письмо Толоконниковой опубликованное 23 сентября 2013 года (найти оригинал можно на lenta.ru), скорее напомнило нам о солженицынской повести «Один день из жизни Иван Денисовича». В этом письме, Толоконникова описывает условия жизни в колонии, в том числе и грубые нарушения прав, гарантированных заключенным. Так, часы работы на практике длятся в два раза дольше, оплата труда не соответствует нормам – заключенные получают около тридцати рублей за пошив 150 полицейских форм в день, а дисциплина и порядок регулируются через угрозу, что не разрешат выпить воды или воспользоваться туалетом. Жалобы на условия содержания пресекаются через наказание всего отряда за проступок одного заключенного; культивируется агрессия и враждебность. Толоконникова отмечает, что она сама получает особые привилегии («Если бы ты не была Толоконниковой, тебя бы уже давно *********»).

Письмо заканчивается ее решением начать голодовку, как способ привлечь внимание к этим злоупотреблениям. Но вместо этого, ее письмо было встречено неожиданной реакцией от тех россиян, которые считают, что тот, кто нарушил закон, не имеет права рассчитывать, что его будут соблюдать другие. Есть и такие, кто задается вопросом, почему же кто-то, кому осталось только 160 дней публично выдвигает такие жалобы, ведь так она только еще больше усложняет себе жизнь (или, как сказал журналист Максим Кононенко, удивительно, что она «за 160 дней до окончания срока вдруг так откровенно лезет в бутылку.» )

Действительно, логичное замечание. Всего день после опубликования письма, на второй день голодовки, Толоконникова была переведена в одиночную камеру, как в «безопасное место».» В письме своему мужу Петру Верзилову из штрафного изолятора она пишет: «Я нахожусь один на один с администрацией. И не считаю, что это место является для меня безопасным.»

Мы попытались найти более подробную информацию о исправительной колонии № 14, и обнаружили два видео. Одно показывает, как там теперь есть «уютное кафе», как признак того, что жизнь там не так уж и далека от остального мира. В другом же (видео ниже) женщины сообщают о том, как ведут здоровый образ жизни и о том, что рады получать справедливое вознаграждение за свой труд. Оба подтверждают, что история Нади должна быть услышана. Это важно еще и потому, что сейчас российская арт-сцена молчит.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s