Когда «Когда отношения становятся формой» становится неформальным отношением: Кунстхалле Берна в опасности

Вид “When Attitudes Become Form: Bern 1969/Venice 2013”  работы Gary B. Kuehn, Eva Hesse, Alan Saret, Reiner Ruthenbeck, Richard Tuttle Fondazione Prada, Ca’ Corner della Regina, Venice, 1 June – 3 November 2013 Фото: Attilio Maranzano  Fondazione Prada

Вид “When Attitudes Become Form: Bern 1969/Venice 2013” работы Gary B. Kuehn, Eva Hesse, Alan Saret, Reiner Ruthenbeck, Richard Tuttle Fondazione Prada, Ca’ Corner della Regina, Venice, 1 June – 3 November 2013 Фото: Attilio Maranzano
Fondazione Prada

Одна из наиболее примечательных выставок этим летом проходила не в одном из венецианских павильонов, а в Ка’ Корнер делла Реджина, где Фонд Прада представил постановку исторической выставки Харальда Зеемана, «Живи в своей голове: когда отношения становятся формой«. Эта выставка состоялось впервые в 1969 году на Кунстхалле Берна и послужила причиной перемены роли кураторства в искусстве, поразив и возмутив многих.  В шоу были включены такие художники как Джозеф Бойс, Джозеф Козуф, Эва Хэссе, Сол ЛеВитт и Лоренс Вайнер, чьи 36-дюймовые квадраты – это незабываемый компонент выставки (стоит признать, что наш любимый экспонат был создан недавно ушедшим Уолтером де Мариа: телефонный аппарат, на который сам художник периодически звонил, начиная разговор со случайными незнакомцами, взявшими трубку).

Работа Уолтера де Мариа

Работа Уолтера де Мариа

В эпоху Обриста и обучающих кураторской работе программ, роль и наследие Зеемана как куратора Документы 5 (в 1972) и автора важнейшей части Венецианской биеннале Аперто (в 1980 году) получили заслуженное внимание.

В 2012 году, в качестве одного из своих последних проектов в Институте Уаттис, Дженс Хоффман создал шоу «Когда отношения превратились в формы стали отношениями». В эту выставку, целью которой было изучение значения, истории и мифологии оригинальной выставки Зеемана, были включены 80 художников.

Фонд Прада применил другой подход к задаче — адресуя влияние куратора напрямую. Выставка была воссоздана так близко к оригиналу, как это только было возможно. (Работы, которые по тем или иным причинам невозможно было привезти или воссоздать были обозначены белым мелом.) И это как раз в то время, когда термин site-specific стал неизбежен, куратор Джермано Челан позвал Рэма Кулханса и Томаса Деманд (чей талант к имитации привел его к роли дизайнера декораций) поработать над воссозданием Кунстхалле Берна в палаццо Прада Ка’ Корнер делла Реджина. Текст, сопровождающий выставку, называет это решение «двойной занятостью». Сначала, художник занимает музей, а потом музей занимает палаццо. Скучные швейцарские стены со стандартной отделкой и радиаторами никак не играют с архитектурой палаццо, временами не к месту обнажая его мраморные стены и колонны. Вдобавок к внушительному 732-ти страничному каталогу, вебсайт фонда Прада предлагает дополнительную информацию о выставке, отличные снимки и видео с туром по галереям (рекомендуем вам поисследовать эти территории – оно того стоит).

Проект привлек внимание к выставке Зеемана и включенных в нее художников, но никто и не сделал попытки ответить на вопрос «почему это важно?». Даже без контекста, эта выставка с огромным количеством сложного материала и стоит многократного к ней возвращения. А новой и радикальной сегодня для любого завсегдатая Арт Базел она не является именно потому, что в 1969 она как раз таковой и была. Но что интересно, если место её проведения в этом году имело такое ключевое значение, то для чего вовлекать Кулханса и эти поддельные стены? Почему бы не представить выставку прямо на Кунстхалле в Берне?

Вид выставки Изабелль Корнаро, Кунстхалле Берна 2013

Вид выставки Изабелль Корнаро, Кунстхалле Берна 2013

Этот вопрос набирает актуальность на этой неделе особенно после того, как директор текущей Кунстхалле Берна Фабриче Строун написал открытое письмо, призывая к помощи и поддержке проекта, который, как выяснилось, находится под опасностью закрытия. Подобно Зеемену, стиль Строуна – пришедшего на пост после Филиппа Пиротте в 2012ом – можно охарактеризовать как «бесстрашный» по причине его отчетливого несовпадения с ожиданиями публики. У Строуна ещё, конечно, не было достаточно времени, чтобы продемонстрировать, на что он способен. Но это под его руководством в этом году свет увидел выдающиеся выставки, созданные кураторами Изабелль Сорнаро и Вирджинией Овертон. А теперь, кажется, его основные усилия будут направлены на поиск поддержки Кунстхалле (например, через эту петицию).

Сейчас команда Кунстхалле Берна работает над официальным переводом своего манифеста, так что и мы пока подождем. Но можно с уверенностью сказать, что мы живем в странные времена, когда один из ярчайших модных брендов сотрудничает с одним из наиболее выдающихся архитекторов в мире и художником, чтобы воссоздать выставку посвященную проекту, судьба которого не определена по причине отсутствия подобающей поддержки — как информационной так и финансовой.

 

Реклама

One thought on “Когда «Когда отношения становятся формой» становится неформальным отношением: Кунстхалле Берна в опасности

  1. Уведомление: Петиции, пропаганда и Манифеста 2014 или «нейтральная территория» | Baibakov Art Projects

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s