Кикстартер Института Марины Абрамович рискует задать не те вопросы

Марина Абрамович демонстрирует упражнения из своего Метода

Марина Абрамович демонстрирует упражнения из своего Метода

Мы будем предельно откровенны: Марина Абрамович всегда – ещё со времен первых прослушанных лекций по истории искусства – была для нас чем-то особенным. И это несмотря на то, а скорее даже из-за того, что в её интерпретации даже в таких простых действиях, как причесывание волос,  появляется неудобство и отчужденность. Её «возвращение», обозначенное «Семью легкими пьесами» в 2005 году, только усилило наше восхищение. В рамках этого проекта, проходившего в галереях Музея Гуггенхайма в Нью-Йорке, Абрамович вернулась к жанру перформанса (а на тот момент, многие считали его просто несопоставимым с самим понятием музей). В 2009ом, в Манчестере мы надевали лабораторные халаты и пристально смотрели в глаза Павлу Бюхлеру (пусть на его месте и мог бы быть кто-то другой, тут нам просто повезло).

Годом позже, «Художник здесь» проходивший в Нью-Йоркском МоМА подзарядил и освежил как музейную публику, так и карьеру самой художницы (а ведь до этого, для доброй половины Нью-Йорка, Абрамович была коротким эпизодом в одной из серий Секс в большом городе. Веские аргументы Кэрри о депрессии и реальной жизни тысяч женщин невозможно не брать в расчет.)

В период большого успеха – после ретроспективы в МоМА – Абрамович была занята проектом Жизнь и смерть Марины Абрамович. Сотрудничая с Уильямом Дефо, Робертом Уилсоном и Энтони из Энтони и Джонсонс (Antony and the Johnsons), художница создала спектакль, премьера которого состоялась на Манчестерском международном фестивале. Было неочевидно, как расценивать подобного рода упорное посвящение истории своей жизни. Особенно в эпоху, когда предпочтение отдается острой иронии, а совсем не свойственным художнице глубоким откровениям и психологическому поиску.

К 2012 году, у нас появился не один повод для беспокойства – и это несмотря на море похвальные отзывы о её творчестве и на положительные рецензии на документальный биографический фильм Художник здесь. Кстати, вебсайт, посвященный фильму www.marinafilm.com, описывает художницу как “гламурную икону мира искусства, громоотвод для спорных и скандальных тем, а также миф созданный ею же самой”, как бы  отвечая на критику, касающуюся расстановки границ между эго и искусством. Но разве это не было её изначальным вопросом?

Абрамович и Джей Зи на съемках клипа «Пикассо бэйби». Фото: Дэвид Веласко, Артфорум

Абрамович и Джей Зи на съемках клипа «Пикассо бэйби». Фото: Дэвид Веласко, Артфорум

 

Это становиться всё менее и менее понятно. Художница теперь не просто здесь, она везде. Её популярность позволяет таким ресурсам как The Daily Beast объявлять, что «Ким Кардашян теперь точная копия Марины Абрамович». Есть и другие новости – не только юмор. В июле, когда Джей Зи выступал в Нью-Йоркской Pace Gallery с новым синглом Picasso Baby, зрители с одобрением наблюдали ведьмовский танец Абрамович. (Читайте статью Сары Николь в Артфоруме, которая включает в себя магический снимок Дэйвида Веласко, где запечатлен момент встречи Абрамович и Джея Зи.)

Надо ли говорить что, мы скептически отнеслись к новостям о плане создания Института Марины Абрамович на Гудзоне? Это показалось нереальным, и более того –анахронистичным. В конце концов, для чего художнице, всегда расширявшей границы дозволенного в искусстве – о чем она неоднократно повествует в документальном фильме, обучать целую армию последователей? Ещё нас немного смутило объявление, что для привлечением средств на создание института, она обращается к Кикстартеру. Доллар за объятия и двадцать пять за упражнение на питьё воды? Или тысяча за невербальный диалог в скайпе? (Честно говоря, предложение «пять долларов за виртуальный МАИ» вызвало у нас любопытство. Здесь не без здоровой доли иронии, ведь так?)

Но потом мы дошли до презентации её миссии:

Пусть в этом описании достаточно преувеличений, в самой идее есть что-то по-настоящему красивое. Её загадочный проект напоминает что-то из научной фантастически (как тот фильм с Итаном Хоуком и Умой Турман). Лаборатория будущего по интерпретации реальности. (Хотя трудно сохранять равнодушие, когда «огромная потребность в участии публики для создания полного эффекта» переводится как «кампания на платформе Кикстартер».)

Да и само значение и применение перформанса как жанра меняется, и почему бы и нет? Есть ли причина для несуществования таких институтов? Зачем полагаться на существующие музеи, когда можно создать более подходящую, гибкую структуру?

Все эти вопросы заслуживают внимания. Но вместо этого, видео Леди Гаги исполняющей «Метод Марины Абрамович», выложенное по случаю сбора средств на строительство МАИ,  переключает всё внимание на себя. В этой интерпретации, метод сводиться к тому, что для того, чтобы перформанс арт был по-настоящему серьёзным, нужно раздеться. Так, слух о том, что певица снялась в «арт-видео» разлетелись по сети, заинтересовывая в помощи развитию проекта все больше людей и одновременно блокируя действительно значимое обсуждение того, каким этот проект мог бы стать. Да и, к слову сказать, это двух-минутное видео с попсовой интерпретацией Метода Абрамович похоже на забытую видео-запись неудачно проведенных каникул в летнем лагере.

Как бы то ни было, предоставляем его на ваш суд:

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s